пресса

КАКОЙ БЫЛ БАЛ!

 



Александр Пушкин ведет под руку Наталью Гончарову и кивает Петру І; куда-то, забавно стуча по мраморному полу ногами в черных носках, бежит мим; распорядители раздают маски и веера-программки; суворовцы танцуют полонез; на листе бумаги появляется глаз кого-то из гостей — скоро художник закончит рисовать портрет «в альбом»; где-то выигрывают плюшевых коров и тигров; желающих учат танцевать; то и дело люди пропадают в открытых дверях небольшого зала, чтобы послушать цыганские романсы — описать все невозможно. В староновогоднюю ночь спектакль и антракт поменялись местами: основное действие развивалось в фойе театра, которые превратились в салоны и гостиные с самыми разными светскими развлечениями на нескольких этажах. А в короткие «антракты» гости собирались в зале, чтобы получить новогодние номера-поздравления от артистов.


Концертная программа была очень «вкусной». От основного новогоднего принципа, по которому и составляются большинство праздничных программ сегодня, — произведение должно подходить под марки «самое узнаваемое», «часто звучащее» и т.п.— организаторы мероприятия отказались. В программу вошли арии, романсы, вальсы, про которые говорят «любимые», но вспоминают, отвечая на вопрос о пристрастиях вторыми или третьими. В программе не было плакатности и классики, которую знают все, как конец романа Анна Каренина — даже тот, кто не читал. Главной особенностью программы стало совмещение эпох и пространств — гости за один вечер смогли побывать на Княжеском, Русском и Венских балах.


Организаторам и гостям бала удалось создать и то легкое, чуть-чуть хулиганистое настроение, которое необходимо для такого праздника, но совсем не свойственно академическому театру. По фойе разгуливали мимы, которые при вспышках фотоаппарата изображали у стены цыпленка табака, уговаривали гостей поцеловаться с ними за елкой и веселыми этюдами время от времени напоминали о правилах этикета. А на сцену оперного (возможно, впервые за всю его историю) вышли модели. Автором модного подарка-дефиле был Саша Варламов.


Режиссер-постановщик Галина Галковская призналась, что сначала она боялась: сможет ли осилить этот проект? Но страх прошел, как только все включились в работу. В начале бала режиссер-постановщик чувствовала себя Золушкой, которой осталось перебрать последний мешок крупы — оставалось проследить за большим и сложным механизмом работы салонов, гостиных, других развлечений для гостей и за выходами артистов. «Мне очень хочется, чтобы зрители, прежде всего, здесь отдохнули, чтобы они почувствовали прелесть прихода в Большой театр в бальном платье. Чтобы ощутили радость от того, что могут танцевать, общаться, знакомиться, участвовать в конкурсах и при этом еще получать поздравления от всех артистов: и оперы, и балета, и артистов хора».


Староновогодняя мечта Галины Галковской исполнилась. Гости собрались в Большом в девятом часу, а разъехались далеко за полночь, получив поздравления, удовольствие и удивившись, как быстро и незаметно пролетело время. Бал удался. Его хозяева сумели не только развлечь, но и напомнить о вещах очень важных для развития белорусской культурной среды. Бал — это попытка сохранить традиции выхода в театр как выхода в свет в обществе «демократичного стиля одежды». Практически все гости были в вечерних туалетах, дамы переобулись в туфли. И узнать кто перед вами — артист в сценическом костюме или гость, было не легко. И это не просто напоминание, что в театр когда-то ходили в вечерних платьях, это символ обоюдного участия в театральном процессе артиста и зрителя: обязаны (развлечь, заставить сопереживать) не только на сцене ― какие-то обязательства берет на себя и тот, кто приходит в зрительный зал. А еще бал — это прекрасная возможность для околотеатрального общения, с которым в нашей стране дефицит.

Большой новогодний бал в Большом давали впервые. Не исключено, что это мероприятие может превратиться в традиционное и желающие станцевать полонез и мазурку снова соберутся в театре.

Полный фотоотчет с мероприятия смотрите здесь.
 Елена Мальчевская

ПАРТНЕРЫ