.

пресса

ВИКТОР ПЛОСКИНА: «МЫ УСТАЛИ ОТ ИТАЛЬЯНСКОЙ МУЗЫКИ»



Для реализации проекта, а иначе премьеру не назовешь (ведь здесь в равной степени задействованы солисты оперы и балета и хор), пригласили не нового для этого театра, но давно не бывавшего здесь режиссера Сусанну Цирюк. Минчане помнят ряд спектаклей, которые Сусанна Юрьевна поставила на сцене театра в 1990‑х. Ее «Травиата» до сих пор присутствует в репертуаре. В начале нового тысячелетия режиссера Цирюк пригласили в Мариинский театр, чуть позже Сусанна Юрьевна начала работать в качестве приглашенного специалиста на многих сценических площадках Европы. Спустя двенадцать лет режиссер вернулась в родные пенаты, правда, по приглашению администрации театра. На пресс-конференции, посвященной премьере, присутствовали Сусанна Цирюк, солист Большого театра Владимир Громов и дирижер Виктор Плоскина.

— Я по натуре — авантюристка, — призналась журналистам Сусанна Цирюк. — Видимо, поэтому без долгих раздумий согласилась на постановку оперы «Снегурочка». В режиссерской среде это произведение Николая Римского-Корсакова считается одним из самых сложных, не столько сюжет, сколько его прочтение и техническое воплощение. Не всякому театру эта опера по силам.

— Ответственности не боитесь? – поинтересовались журналисты у режиссера.

— Есть немного. Конечно, к этой работе я отношусь с особым трепетом. Я более десяти лет не была в этом театре, возвращаюсь с премьерой одного из самых сложных произведений. Надеюсь, что все у нашего коллектива получилось, ведь сложилась замечательная рабочая группа. Артисты — молодцы. Мы понимаем друг друга, я их чувствую. Вообще труппа Большого театра Беларуси очень способная: здесь артисты и музыкальны, и пластичны в образе.

— Какую реакцию ожидаете от публики?

— Искренне верю, что нашу «Снегурочку» будут смотреть. Спектакль сделан для зрителя. Это очень добрая история, хотя и с печальным финалом. Жанр постановки — фантастическая реальность. Здесь досконально проработана стилистика каждого звука, слова, движения. Мы старались и тратили свою энергию, думая о публике. Насколько усилия не оказались тщетными, скоро узнаем.

— Сусанна Юрьевна, как вы объясняли артистам суть их образов?

— Я режиссер, конечно, требовательный, иногда — жесткий, но в театре настолько хороший коллектив, что в «Снегурочке» я позволила артистам импровизировать в рамках их образов. Мне нравилось наблюдать за процессом их собственного поиска себя в образе, за их восприятием и воплощением роли. Одна из моих главных задач — помочь артисту раскрыться, что я и делаю в каждой своей работе.

Вопрос Владимиру Громову:

— Каким был процесс поиска себя в образе для артистов?

— Мне было непросто, — признался солист Большого театра. — Я в роль входил постепенно. Здесь очень глубокий и оттого сложный материал. Многое сначала надо уяснить и увидеть, а уже после — исполнять. Я играю Мизгиря. Пришлось заставить себя полюбить эту роль. Теперь она мне стала интересна.

Следующий вопрос был задан дирижеру-постановщику оперы «Снегурочка» Виктору Плоскине:

— Насколько сложны партитуры оперы для оркестра Большого театра?

— Они — уникальны. Эту уникальность мы и попробовали сохранить и передать в звучании. Понимаете, коллектив театра настолько устал от итальянской музыки, что русская классика — это как глоток свежего воздуха. Мы устали исполнять то, чего не понимаем. Этот спектакль нужен труппе. Опера «Снегурочка» — одна из самых красивых во всем наследии Римского-Корсакова. Искренне верю и надеюсь, что теперь русские оперы мы будем ставить хотя бы раз в год.

Анна Малушенко
© Фото предоставлено Национальным академическим Большим театром оперы и балета Республики Беларусь

Copyright © 2011 Во Славу Родины, Все права защищены.

ПАРТНЕРЫ