пресса

АНДРИС ЛИЕПА: «МЕЧТАЮ НАПИСАТЬ КНИГУ О БАЛЕТЕ»


Хочу еще сказать, что балетная труппа вашего Большого театра настолько профессиональна, что работать с артистами было легко. Мы провели наши репеции без перерывов, потому что были одержимы одной целью. И эта цель — балеты «Шехеразада» (по мотивам известных сказок «Тысяча и одна ночь») Николая Римского-Корсакова и «Тамар» Милия Балакирева. Представьте себе только, что «Шехеразаду» впервые увидели французы в 1910 году во время выступлений в Париже большой труппы артистов Императорских театров Петербурга и Москвы во время летнего отпуска. И вот тогда импресарио проекта Сергей Дягилев назвал эти гастроли «Русские сезоны». 101 год назад «Шехеразада» потрясла Париж.


— Но ведь и спустя 101 год балет продолжает потрясать — теперь уже белорусскую театральную публику. Восточная экзотика, свободная пластика, бешеный темперамент танца, небалетная, образная музыка, роскошные цветовые декорации в сочетании с яркими костюмами… Скажите, пожалуйста, в своих постановках здесь, на белорусской земле, вы использовали что-то новенькое в хореографии, декорациях или эти постановки — точная копия балетов «Русских сезонов»?

— Костюмы и декорации, воспроизводившие грузинское средневековье, создавал Лев Бакст для проекта «Русские сезоны» в прошлом веке. И в современной постановке балетов мы использовали здесь, на белорусской сцене, эти же великолепные декорации. Начиная новую работу, я как будто отправился на 100 лет назад. И, понимая, чем поражали зрителей декорации Льва Бакста (к слову, уроженца Гродно) и хореография Михаила Фокина, поставившего оба спектакля, стараюсь, чтобы наша постановка производила такое же впечатление. Костюмы и декорации воссозданы известной российской художницей Анной Нежной по уцелевшим фотографиям. Мы на белорусской сцене использовали лазерную установку, так что зритель увидел на сцене… воду.


Хочу еще добавить, что дело восстановления «Русских сезонов» в известном смысле миссионерское. Дягилев вывез их на Запад, а я возвращаю обратно, на родину.

— Есть ли у вас сейчас время заниматься у балетного станка?


— Если я не успеваю позаниматься утром, делаю это вечером. Люблю на велосипеде покататься.

— Андрис, каковы, на ваш взгляд, перспективы у белорусской балетной школы?

— Скажу буквально несколько слов: труппа быстро берет материал, она находится в очень хорошем тонусе. Две жемчужины из короны «Русских сезонов» — «Шехеразада» и «Тамар» поставлены в белорусском Большом театре. И я доволен работой. Танцовщики и балерины настолько талантливы, что в спектакле «Тамар» мы даем возможность проявить себя пяти парам солистов.


— Андрис, вы — артист балета и постановщик — заявили о себе как балетный реставратор, вы помогаете хосписам. В 1997 году создали Благотворительный фонд имени Мариса Лиепы. Есть что-то главное, чему научил вас отец?

— Дар, который мы с сестрой Илзой получили от отца, — «трудоголизм». Еще — любовь к работе, к своему делу.

— Неизвестный остроумец сказал: «Писать о балете — все равно что танцевать об архитектуре»… Но все же без методики, без преподавания мастерства в этом виде искусства, пожалуй, не обойтись. Андрис, у вас нет желания написать книгу о балете?


— Вы угадали мою давнишнюю мечту. Я собираюсь написать такую книгу.


Источник: http://vsr.mil.by/2011/12/17/andris-liepa-mechtayu-napisat-knigu-o-balete/

Беседовала Ирина Бурак, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  © Фото Ирины Малиновской и из архива Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь