.

пресса

О, ЗАПАХ КУЛИС!



Сегодня в Национальном академическом Большом театре оперы и балета звездным гала–концертом завершается II Минский международный рождественский оперный форум. Находившийся в эпицентре этого музыкального события главный дирижер театра Виктор Плоскина в откровенном интервью «СБ» выразил свое отношение к форуму, последним тенденциям и подвел некоторые итоги оперного года.

 

—Дня нас форум — событие колоссальное. Это как чемпионат мира по футболу. Показали лучшее из того, что «натворили» за последнее время: «Аиду», «Снегурочку», «Севильского цирюльника». К нам приехали директора театров, звезды мировой оперы, критики. Минск все больше становится по–настоящему оперным городом.


— Как бы вы определили итоги года?

— У нас появились восхитительные «Снегурочка», волшебная «Сильфида», озорной «Севильский цирюльник». В хорошей форме поддерживаем прежние спектакли. Появилась стажерская группа, ведущие солисты поют в лучших театрах мира.

 

—Как вы реагируете, когда театр критикуют за то, что он чересчур увлекся восстановлением балетов и не ставит современных вещей?

 

— С некоторой критикой я согласен. Но такие балеты, как «Сильфида», «Шехерезада» или «Анюта», должны присутствовать в репертуаре. Тем более Долгушин, Васильев, Лиепа — это звездные имена постановщиков, способных привлечь дополнительное зрительское внимание.


— Вам наверняка еще что–то приходится жестко доказывать, отстаивать свои принципы?

— Я стал значительно лучше понимать людей в театре, хотя процесс познания идет постоянно.

— Вы возглавляли Национальный оперный театр Сербии, работали в оркестре Днепропетровской и Крымской филармоний...

— Ой, я очень молодой тогда был. И не по возрасту, а по менталитету. Сейчас я твердо уверен: главным дирижером может быть только тот, кто прошел свой «фронт» ежедневной работы.

— Вы прошли?

— Не до конца. Знаю, что меня еще ждет много испытаний, и я к ним готов.

—Вам есть с чем сравнивать. В Минске, на ваш взгляд, была своя дирижерская традиция? Ведь в театре до вас работали Вощак, Провоторов, Анисимов...

— Была, и очень мощная. Мои предшественники — гениальные дирижеры. Провоторова я застал. Это был потрясающий маэстро. Придет время, их еще оценят по достоинству.

— Но тем не менее в театре достаточно большой дирижерский корпус, где представлены разные поколения: Лях, Галанов, Иванов, Колядко, Костяхин...

 

— Да, и все талантливые, любящие свое дело и музыку люди.


— А любимые солисты у вас есть?

— Да.

— Не скрываете своих предпочтений?

— Нет. Это мои соратники, единомышленники, с которыми имеешь не только профессиональную общность, но и уже духовную связь. Их, к сожалению, не так много, как хотелось бы.

—Виктор Михайлович, а как вы оцениваете уровень выпускников академии музыки, которые приходят к вам работать?

— Среди них есть достойные музыканты, но много и посредственностей. На мой взгляд, учебный процесс несколько оторван от реальной жизни, многих приходится переучивать, исходя из существующих творческих требований театра. На это уходят время и силы, которые можно было бы потратить на другое.

— Театр активно подписывает меморандумы о сотрудничестве с другими коллективами. Вы видите результаты в реальной работе?

— Они не могут быть видны сразу. Это процесс очень длительный и важный. Пусть, например, в Таллин пока поедут на стажировку 1 — 2 солиста, но через какое–то время таллинская опера приедет в Минск с полноценным спектаклем или мы повезем туда постановку. Большой театр, Мариинка, «Ла Скала», «Метрополитен–опера», «Ковент–Гарден» — это космические корабли. Есть Вильнюс, Львов, Киев, Московский академический театр имени Станиславского и Немировича–Данченко... Вот эти театры нашего уровня. И надо стремиться его поддерживать.

—Виктор Михайлович, о чем вам мечтается сегодня?

— Будь моя воля, я бы объединил европейские оперные театры в некий единый холдинг на базе нашего коллектива. Это позволило бы придать творческой жизни более интенсивный, современный ритм. Солисты учились бы друг у друга, обменивались опытом.

Мечтаю поехать с нашим симфоническим оркестром по небольшим городам Беларуси. Знаю, как люди нуждаются там в высоком искусстве.

С большим интересом работаю над оперой Дмитрия Смольского «Седая легенда». Мне дали послушать его симфонии, и я услышал, что Смольский действительно большой и красивый мастер. И уже сейчас вижу, какой это будет важный и нужный спектакль. Мечтаю, чтобы его увидели во всем мире, чтобы приобщились к красоте нежной и глубокой белорусской души. С каким трепетом и воодушевлением работают артисты на репетиции. Такой материал — это генетика, мелос, корни, которые невозможно перерезать и забыть. Может, я и приехал 5 лет назад в Беларусь из Украины, чтобы сделать «Седую легенду».

Фото Михаила НЕСТЕРОВА.
Фото: БЕЛТА
Дата публикации: 20.12.2011

Советская Белоруссия №243 (23885).Среда, 21 декабря 2011 года.
Источник: http://www.sb.by/post/124578/

ПАРТНЕРЫ