Большой театр Беларуси Большой театр Беларуси Национальный академический большой театр оперы и балета республики беларусь

пресса

СОЛИСТ ОПЕРЫ ИВАН ШУПЕНИЧ: «В ЕВРОПЕ КРИЗИС ЗАКРЫВАЕТ ОПЕРНЫЕ ТЕАТРЫ»

 

Выпускник Белорусской консерватории и бывший солист нашего Театра оперы и балета уже два десятка лет живет в Брно, где поет в оперном театре

Надежда БЕЛОХВОСТИК — 28.12.2011

В конце 80-х Иван собирал лауреатские места на многих международных вокальных конкурсах, а на YouTube и сегодня можно найти сцену из редкой оперы «Маддалена», которая перестала идти в нашем театре после отъезда Шупенича.

В Минск Ивана Шупенича пригласили на гала-концерт Рождественского оперного форума.

В гала-концерте Оперного форума Иван Шупенич
спел с Оксаной Волковой сцену из "Кармен".

Фото: фото из архива


- Иван, как вам театр после реконструкции?

- Фантастика! Особенно парадная часть: золото, мрамор, гобелены, люстры! За кулисами, правда, все скромнее.

- Вы уезжали из театра…

- В 1990-м или 91-м…

- То есть белорусского гражданства у вас не было?

- Нет, сейчас у меня чешское гражданство. Но тогда я поехал учиться в Италию. Сначала был конкурс Моцарта в Венеции, где в жюри был директор итальянской Академии. Он и пригласил меня на два года на учебу. Учился у прекрасных маэстро Франко Корелли, Антонио Тонини.

- А кто оплачивал вашу учебу?

- Вначале моя супруга Ирина выбила для меня стипендию. Не помню, сколько это было денег, но это была трехмесячная стипендия, которую потом мне платили в Италии. Но чтобы ее получить, Ирина каждый день как на службу ходила к 8 утра в Министерство культуры в течение нескольких месяцев. Учиться я поехал в октябре, а деньги пришли только в марте. Потом мне стали платить стипендию итальянцы.

В КОНСЕРВАТОРИЮ ПОСТУПИЛ БЕЗ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

- Вокалисты - единственные абитуриенты консерватории, которые могут поступать без музыкальной школы или училища.

- Совершенно верно. Поэтому я вначале поступил в Брестское музыкальное училище, проучился там год, потом год отучился в минской консерватории на подготовительное отделение.

- Помните момент, когда поняли, что у вас есть голос?

- Я пел с малых лет. У бабушки в деревне была кровать со шторой. Для меня это была сцена, на которой я пел. Помню это очень хорошо. К счастью, после мутации голос сохранился.

- А как вы оказались в Брно?

- В Италии со мной учился студент из Чехословакии. Он мне сказал: «В нашем театре в Брно так нужны тенора. Давай прослушайся». Я поехал, в то время меня брал в театр великий чешский дирижер Пинкас. Он работал с самыми великими мировыми именами. Я горжусь, что он меня брал в театр. С тех пор я верен Яначековой опере. Брно - второй город в Чехии, театр носит имя композитора Яначека, в репертуаре идут почти все его оперы. Раз в три года проходит международный фестиваль.

- Как вас приняли?

- Великолепно, на меня чуть ли не молились. Конечно, некоторым тенорам я перешел дорогу. Но что же делать…

- Приходится петь по-чешски?

- Второй моей премьерой в театре была «Русалка» Дворжака, которую пели по-чешски. Я не только учил свою партию, но и брал дополнительные уроки. Чешский сложен тем, что у него над некоторыми гласными может стоять «чарка», и тогда ее нужно произносить длинно. А в пении это не всегда получается, потому что нота написана восьмая, а ее нужно спеть как бы длиннее. Для чехов это естественно, а мне приходилось каждую чарку в клавире ставить чуть ли не двухметровой. Но я справился, пел эту партию в театрах и Чехии, и Словакии.

В ЧЕХИИ ИЗ-ЗА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ЛЮДИ НЕ ХОДЯТ В ОПЕРУ

- В Чехии солист оперы человек состоятельный?


- Года три назад финансовая ситуация была фантастическая, было много поездок, приглашений, театр платил хорошую зарплату. И я чувствовал себя достаточно состоятельным человеком. Но сейчас в связи с мировым финансовым кризисом и в театре ситуация изменилась. Зарплату нам сократили на 10 процентов. Сейчас ожидается еще большее сокращение, потому что наш театр финансируется городом. Мэрия города не имеет денег, к власти пришла партия «Социальная демократия», которая сократила все расходы. Одно время даже хотели наш театр, который ремонтируют по частям, закрыть на год на ремонт, а солистам оставить 20 процентов зарплаты. Но вроде бы нашли финансы, и год мы как-то продержимся. Но все висит на волоске. Вообще, ситуация очень нестабильна, и люди в театр из-за этого не очень ходят.

- А у нас - наоборот, несмотря на непростые времена, театры полны.

- Я это увидел. Оперный театр процветает, это видно по программкам, по календарям, которые он издает, по журналам. У нас все это тоже было. Сейчас все скромно, программка на белом листике бумажки. Времена в Европе несладкие. В Ирландии оперный театр закрыли полностью и дают спектакли два раза в год в концертном исполнении. Представляете? Кто бы мог подумать? Звонит художественный руководитель театр Дитер Кеги, я его спрашиваю: «Неужели меня не пригласите в этом сезоне?» А он мне: «Какой сезон, какое пение!» Живут хорошо только те театры, которые финансируются государством.

- Значит, нужно двигаться в сторону Азии. Там искусство процветает.


- Это точно. У нас будут в конце сезона гастроли в Японии, хотя побаиваемся немного из-за землетрясений. Но знаем, какой там будет прием. Мы уже были в Японии раз пять или шесть. Сейчас везем «Аиду» и «Набукко». Там всегда принимают роскошно, японская публика самая благодарная. Огромные залы на 4 - 5 тысяч мест и сплошные аншлаги. Они могут после спектакля час выстоять очередь за автографом. Пять раз тебя поблагодарят. Это что-то невероятное!

МЛАДШИЙ СЫН - ЧЕМПИОН МИРА

- Три года назад мы купили хорошую квартиру в хорошем районе - не в центре, а на окраине, там озеро, лес. Но содержать ее накладно, еще и ипотеку мы брали. Поэтому приходится много работать. Много пою в Братиславе, там прекрасная классическая постановка «Бориса Годунова» с польским актом, где есть что попеть тенору. Постановка огромная, начинается в шесть часов вечера и идет пять часов. Часто пою в Дублине, в Хельсинки, в Италии, Германии, Венгрии, в нашем главном театре в Праге…

- Никуда вас не переманивали из Брно?

- Уже сложно сдвинуться, там все такое уже родное. Хотя мы ждем, когда окончит гимназию младший сын, он у нас известный спортсмен, фехтовальщик, чемпион мира. На днях победил в Польше в Кубке мира. Может быть, если он поступит в Пражский университет, тогда переберемся в Прагу. Или если поедет в Академию фехтования в Италии, то, может быть, поедем за ним туда.

- А как в певческой семье вырос спортсмен?

- Ирина в свое время занималась именно фехтованием. А когда мы решали, в какой спорт отдавать сына, повели его сначала в хоккей. Но там ему не понравилось, так как было холодно. В баскетболе была очередь в 50 человек, чтобы бросить мяч. И тут супруга увидела маленькое объявление о наборе в группу фехтования. О, прекрасно! Туда и пошли. Но фехтование в Чехии очень слабое, если бы мы не приглашали для сына педагогов из Беларуси, раз в месяц не ездили в Италию к другому маэстро (чувствуется, что Иван - музыкант, поэтому и называет тренеров педагогами и маэстро. - Прим. ред.), он ничего бы не достиг. Но благодаря нам в Брно школа подтянулась.

А может, вернемся в Минск (старший сын Шупенича 26-летний Валентин, отучившийся в Чехии, работает в кино ассистентом звукооператора. - Ред.)

- В Минск?


- Да, есть и такие планы.

Источник: http://kp.by/daily/25812/2790210/

ПАРТНЕРЫ