пресса

ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С …

Театр начинается с …

27 марта 2012     
Международный день театра        

или За кулисами Большого
«До начала спектакля осталась одна минута, займите свои места в зрительном зале. Приятного вам просмотра». Для зрителя эти слова означают, что нужно устроиться  поудобнее и приготовиться к встрече с прекрасным. А что значит эта минута для тех, кто за кулисами? Любой спектакль, впрочем, как и театр, начинается с вешалки. А вешалками в храме Мельпомены заведуют костюмеры.


Дом родной
Национальный академический Большой театр оперы и балета. 11 часов утра, начальник участка обеспечения артистов Наталья Хараброва раздает поручения. Она — хранительница, пожалуй, самого большого гардероба из всех театров страны. В костюмерных привычная суета — ленты, булавки, иголки, тесьма… Большой принимает легенду современного балетного искусства Нину Ананашвили.

— Мы обслуживаем актеров. Перед каждым спектаклем приносим им костюмы со складов. Утюжим, смотрим, в порядке ли они, чистые ли, все ли цело. Артист должен комфортно себя чувствовать на сцене. Если костюм не очень удобен, или не совсем удачно выглядит, то и выступление, считай, испорчено, — говорит Наталья Владимировна, продолжая раздавать поручения.

Одной тут явно не справится. В отделе трудится 25 человек. И не мудрено! Сколько предметов насчитывает гардероб современной модницы? А вот на складах Большого их около 40.000!

— В одном спектакле задействовано максимум 300—350 костюмов, каждый новый сезон обязательно премьеры, значит, и новые костюмы. А ведь мы сохраняем и вещи, которые шились когда-то, но уже отслужили. Есть раритеты 1958-го года,

1980-го… Иногда они тоже «играют», какие-то части обновляются, а какие-то еще сохранены. И в задачу костюмера входит вот это все сохранить — не только для истории, но для того, чтобы можно было достойно показывать публике.

— А ремонтируете костюмы сами? — спрашиваю, удивленно глядя, как рядом костюмер латает рубашку.
— Каждая женщина должна уметь держать в руках иголку с ниткой и ножницы. Мелкий ремонт, конечно, делаем сами — ушить, удлинить, укоротить немножко. Если это большой ремонт и нужно перекраивать, перешивать костюм, ведь приходят новые актеры, а новые костюмы не всегда успевают пошить — значит, отдаем в пошивочные цеха. Теперь у нас появилась своя мастерская.

— И стираете сами?
— Да, у нас есть прачечная, две женщины трудятся. Что-то стирают в стиральной машине, а что-то вручную. Много костюмов стирке и вовсе не подлежат, застирываем отдельные детали.

— А кто вы по специальности и где учат,  как стать первоклассным костюмером?
— Нигде этой профессии не учат — это не закройщик и не швея, эти навыки приходят только в процессе работы. Я артистка балета, — Наталья Владимировна вздыхает и улыбается. — 20 лет оттанцевала в этом театре, а потом решила, что это мой родной дом, и осталась. По большому счету, театру нужно служить и любить его, иначе здесь просто невозможно работать. Вот, скажем, спрашивают: за что ты любишь театр? Это вообще как большая любовь у человека, не за что-то, а просто так... Ты просто душой прирастаешь…  И, как руководитель своего участка, я стараюсь, чтобы среди костюмеров было больше бывших актеров. Из 21 костюмера у нас таких 10: кто пел, кто танцевал. Они с детства полюбили театр и не смогли уйти.

Мамки и няньки
Однако ошибочно думать, что костюмер занимается только вещами. На протяжении всего представления он находится за кулисами, рядом с артистом, одевает и помогает переодеваться во время спектакля.

— Бывают спектакли, где только в антрактах переодеваются, а бывает и так, что за считанные секунды нужно успеть переодеть актера. Это тоже навык, который с годами приходит. И тут мало просто следить за гардеробом, нужно еще и подход найти к каждому актеру. Они же как большие дети… — замечает Наталья Хараброва.

— Капризничают?
— По-всякому бывает. У каждого свой характер, плюс, может, плохо себя чувствует, настроения нет, мы как мамки им. За каждым костюмером закреплено определенное количество актеров, к примеру, десять—пятнадцать. Но некоторые актеры привыкли только к одним рукам, не хотят, чтобы их кто-то другой одевал, — только один костюмер. Солисты у нас тоже работают только со «своими» костюмерами. И всем надо угодить, порадовать. Идем навстречу, испортить артисту настроение перед выходом на сцену — это преступление! Но, — замечает Наталья Владимировна, — и костюмер ведь, бывает, забывает что-то — столько вещей приходится в голове держать. Все мелочи — носочки, платочки, косыночки… У меня самой на гастролях случай был. Одна артистка случайно надела мужскую сольную шапку, а солист бегал искал — нет головного убора! В таких случаях быстро начинаешь соображать, думать, чем заменить. Бывает, порвется костюм на сцене и нужно срочно за минуту подшить, зашить, чтобы артист доиграл.

У костюмера один выходной в неделю — понедельник, все вечера заняты. Иногда бывает по два спектакля в день, тогда работают и утром. Да и гастроли, выезды.

Действительно, не каждый согласится на такой хлеб. Кстати, путешествуют костюмеры вместе с нарядами:
— Пакуем костюмы в деревянные или металлические ящики. По приезде все распаковываем и приводим в надлежащий вид. Это наша работа.

— А есть у вас любимые костюмы, которые с особым трепетом берете в руки?
— Их много, любимых. У нас очень красивые костюмы в спектакле «Щелкунчик». Это просто произведения искусства. В новых спектаклях «Набукко» и «Аида» тоже очень красивые костюмы. В конце месяца будет премь­ера «Жизели», костюмы готовят по эскизам очень известного и востребованного во всем мире художника Вячеслава Окунева. Необычные костюмы в свое время были в «Спартаке». Вообще у нас самый большой гардероб из театров республики, и вешалок, наверное, больше всего…

Татьяна НИКОЛАЕВА.

P.S. «До начала спектакля осталась одна  минута, займите свои места в зрительном зале. Приятного вам просмотра»… А теперь представьте, что происходит в это время за кулисами.


Источник: http://minpraud.by/articles.php?id=26567&current_date=2012-03-27

ПАРТНЕРЫ