пресса

АНАСТАСИЯ МОСКВИНА: «ОПЕРА НЕ МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ ВНЕ ВРЕМЕНИ»


22.09.2013 в 17:26, Ольга Борщёва.

Анастасия Москвина: «Опера не может существовать вне времени»

Анастасия Москвина

Иоланта Купава Розалинда Татьяна Ларина
 

Сегодня мы знакомим читателей с певицей из Белоруссии Анастасией Москвиной, которая в последнее время хорошо зарекомендовала себя и в Москве. С артисткой беседовала Ольга Борщёва.

Расскажите, пожалуйста, о том, как вы стали оперной певицей.

Я пела всегда. В музыкальной школе я занималась по классу скрипки и пела в хоре. В старших классах брала уроки игры на гитаре.

После школы я поступила в Белорусский университет культуры на специальность «Режиссура театрального коллектива». В Германии в 1991 году в рамках благотворительной акции фонда «Детям Чернобыля» был записан мой сольный диск с известным немецким саксофонистом Ричардом Вестером.

Я постоянно чувствовала необходимость профессионально заниматься и начала брать уроки вокала в консерватории у народной артистки Беларуси Галушкиной Лидии Ивановны. Атмосфера, царившая в консерватории, настолько меня очаровала, что я после года занятий с Лидией Ивановной непременно решила туда поступать.

В Университете культуры мне предложили пойти в аспирантуру. Я одновременно поступила и в аспирантуру, и в Академию музыки. Подумала, что буду учиться, а если будет сложно, что-то оставлю. В результате аспирантуру я закончила. И продолжала учиться в Академии музыки в классе заслуженной артистки Беларуси, профессора Людмилы Яковлевны Колос.

За время учёбы я стала дипломантом и лауреатом международных конкурсов, Стипендиатом Специального фонда Президента РБ по поддержке талантливой молодёжи. По окончании консерватории я была приглашена на Президентский бал в числе трёх лучших студенток Академии музыки.

Как вы пришли в белорусский Большой, и как развивалась ваша карьера в театре?

По окончании Академии музыки судьба снова дала мне два шанса, и я попыталась воспользоваться обоими. Я прослушивалась и в Большой театр Беларуси, и в театр Музыкальной комедии. Пригласили в оба. В театре Музыкальной комедии мне предложили сразу ведущую роль – партию Розалинды в оперетте И. Штрауса «Летучая мышь». А в Большом театре мне дали небольшую партию первой дамы в опере В.А. Моцарта «Волшебная флейта». Я выбрала оперу. Первой моей главной партией в Большом театре Беларуси стала Иоланта в одноимённой опере П.И. Чайковского.

Мне посчастливилось исполнять самые прекрасные партии лирико-драматического репертуара, которые ставились на сцене нашего театра: Татьяна в «Евгении Онегине», Ярославна в «Князе Игоре», Купава в «Снегурочке», Земфира в «Алеко», Микаэла в «Кармен», Мими в «Богеме», Лауретта в «Джанни Скикки», Лиу в «Турандот», Леонора в «Трубадуре», Аида в одноимённой опере, Надежда Яновская в «Дикой охоте короля Стаха», Ирина в «Седой легенде».

Моя карьера в театре складывается удачно. Я — везунчик. На своём творческом пути я встретила много хороших людей, которые мне помогали совершенствоваться в профессии. Это и дирижёры, и режиссёры, и концертмейстеры, и коллеги по цеху. Я очень благодарна руководству нашего театра. А самый большой подарок в моей творческой карьере – почётное звание Заслуженной артистки РБ.

А как вас пригласили в московский Большой театр?

В Минске проходило прослушивание в Молодёжную программу Большого театра России. Я решила сходить, хотя для этой программы на пару лет опоздала. После прослушивания сказали, что у меня очень редкий тембр и красивый голос и пригласили на кастинг в Москву. Премьера «Летучей мыши» прошла с большим успехом. Постановочная команда была замечательная: молодой режиссёр Василий Бархатов дважды номинант «Золотой Маски», сценограф – известный театральный художник Зиновий Марголин, художник по костюмам – знаменитый кутюрье Игорь Чапурин, швейцарский дирижёр Кристоф-Маттиас Мюллер. Была подобрана команда европейских исполнителей высочайшего уровня. И впервые за долгие годы солистка из Беларуси в главной роли в премьерном спектакле. Четвёртый сезон на новой сцене Большого театра я исполняю партию Розалинды в оперетте И. Штрауса «Летучая мышь».

В связи с тем, что в «Летучей мыши» перенесли время и место действия, вопрос: как вы относитесь к современной оперной режиссуре, к актуализации классических сюжетов?

Я хорошо отношусь к экспериментам: есть много классических спектаклей, почему бы не посмотреть другие варианты. Люди приходят в театр за прекрасной иллюзией, красивой историей.

Тем не менее, опера не может существовать вне времени, она должна развиваться. Вокруг нас всё меняется, и опера тоже должна перестраиваться.

В союзе Бархатов-Марголин-Чапурин «Летучая мышь» Иоганна Штрауса на сцене Большого театра – неординарная впечатляющая постановка, соединяющая оперетту, зрелищное кино, эффектное шоу. Такие передовые экспериментальные варианты, максимально приближаясь к современному формату, необходимы нашему театру наряду с признанными классическими постановками. Действие оперетты перенесено в современные дни на борт круизного лайнера, но это безболезненно для сюжета. Классическая история, но в нашей реальности. С оригинальными режиссёрскими находками. Например, бал показан как современная тусовка. Постановку приняли неоднозначно. Вместо классической оперетты – авангардный спектакль, антиоперетта! Как ещё можно было поставить спектакль на сцене Большого театра – неужели, в жанре классической оперетты? Но, «Летучая мышь» идёт и на других сценах: в театре Станиславского, в Новой опере, в Московской оперетте.

«Летучую мышь» все ждут с нетерпением на сцене Большого театра, это всегда праздник в оперном театральном репертуаре.

Вы участвовали в мировой премьере оперы Фенелона «Вишнёвый сад». Это произведение и эта постановка оцениваются критиками неоднозначно. Как вы видите эту оперу и спектакль, и что вынесли для себя из этой постановки?

Это был не спектакль. Концертное исполнение оперы – важное направление в репертуаре Большого.

Оценить новое – задача не из лёгких. Музыкальный язык Фенелона безумно сложен. Современная, чересчур авангардная музыка. Но, это моя творческая работа, и я постаралась подойти к ней вполне профессионально. Это был мой первый опыт, и он был мне очень полезен. У Фенелона Люба – центральный образ. Когда находишься в процессе работы над партией, влюбляешься в неё, иначе её просто невозможно хорошо исполнить. Когда я выучила партию Любы, подумала, что после неё я уже всё смогу спеть.

Недавно вы с успехом выступили в партии Реции в опере Вебера «Оберон», которую впервые за полтора века представили в концертной версии в Москве. Расскажите, пожалуйста, как вы работали над этой партией, насколько трудной она была для вас.

Очень рада, что судьба свела меня с этим музыкальным материалом, проект был большим подарком для меня как для певицы. Партия Реции очень красивая, но технически сложна в исполнении, требует идеального владения голосом. Я выучила свою партию очень быстро, буквально за месяц. А затем состоялось моё знакомство с замечательными музыкантами Московского камерного оркестра «Musica viva» под управлением народного артиста России Александра Рудина. Я впервые выступала в Концертном зале имени Чайковского с его потрясающей атмосферой и акустикой. У меня остались самые лучшие впечатления от этого проекта. Я с удовольствием включила в свой концертный репертуар арию Реции «Океан», которая является визитной карточкой этой оперы.

Какие у вас любимые партии в белорусском Большом?

Любимые партии? Их очень много. C особым трепетом я исполняю партии в операх русских и белорусских композиторов. Образы Иоланты, Татьяны Лариной, Ярославны очень дороги мне, и я с большим наслаждением исполняю их. В них я нахожу воплощение настоящего русского характера – это искренность, сердечность, женственность и, одновременно, огромная сила. В «Турандот» образ робкой и нежной Лиу мне гораздо ближе, чем роль властной и жестокой принцессы. Очень люблю Мими в «Богеме», Микаэлу в «Кармен».

Какие новые для себя партии вы планируете спеть в ближайшее время?

В этом театральном сезоне у нас ставится «Летучий голландец» Вагнера, и я работаю над партией Сенты. В репертуаре нашего театра нет опер Вагнера, поэтому, думаю, этот проект будет всем интересен и многое даст как исполнителям, так и публике. В мае у нас будет постановка «Пиковой дамы», где я исполняю партию Лизы. Осенью 2014 года нас ожидает премьера оперы «Царская невеста». Хотелось бы попробовать себя в партии Марфы.

Важно ли для вас иметь определённую степень свободы при работе с режиссёром, право на свободный жест?

Да, очень важно. Иначе все были бы абсолютно одинаковыми, нельзя было бы отличить один состав от другого. Важно не потерять свою индивидуальность. У нас нет, к счастью, в театре режиссёрского диктата. Лучше договориться с режиссёром и обсудить какие-то изменения заранее. И я пытаюсь сделать это так, чтобы было органично и для меня и, одновременно, не разрушалась концепция спектакля.

Что вы цените в партнёрах по сцене?

В партнёрах я ценю чувство локтя.

Почему вы начали преподавать в Академии музыки?

Несмотря на то, что у нас сейчас очень крепкая труппа, нужно, чтобы в театр постоянно приходила молодёжь. Человеческий голос стареет, через десять-пятнадцать лет приходится выступать уже в другом амплуа. Необходимо думать о тех, кто придёт за тобой.

С 2011 года я преподаватель на кафедре вокала в Академии музыки. Одно дело – педагог, который только преподаёт в консерватории, и другое дело – певица, которая постоянно выходит на сцену, и студенты могут приходить на спектакль с её участием. Это не только теория, но и такая своеобразная практика для студентов.

Пять лет обучения в Академии музыки не дают полной профессиональной подготовки вокалиста, она продолжается далее в театре. Сегодня вокалист должен безупречно владеть голосом, иметь привлекательную внешность и быть очень хорошим драматическим актёром - сейчас уже никого не удивишь одним голосом. Я очень рада, что у нас в театре появилась стажёрская группа, и ребята, ещё будучи студентами Академии музыки, могут выходить на сцену в спектаклях в небольших ролях. Это колоссальный опыт и школа для них. Я думаю, что это очень хорошо и для студентов, и для театра одновременно. В результате мы получаем в свою труппу певцов, которые уже прошли два или три года стажировки и имеют опыт выхода на сцену, опыт работы с партнёрами, с оркестром, чего во время учёбы у них очень мало. Студенты Академии музыки - это наше будущее.

Источник: http://www.operanews.ru/13092202.html

ПАРТНЕРЫ