.

пресса

ВЕСЬ МИР НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТЕАТРОМ

 

— Четвертый год вы руководите Большим театром Беларуси. Убедились в том, что весь мир — театр?
— Весь мир не может быть театром. И слава богу. Жизнь многогранна, и в каждой из ее сфер существуют свои законы. Смешивать их не стоит. В театре, в атмосфере творческого соперничества, человек быстрее раскрывается, познается. Как с положительной, так и с отрицательной стороны.
— Это точно. Скандал в российском Большом теат­ре наводит на мысль, что в фильме «Черный лебедь» о непростых отношениях в балетной труппе, который принес Натали Портман «Оскар» за лучшую женскую роль, больше реального, чем выдуманного.
— Фильма не видел. А насчет ситуации в российском Большом театре — не хотелось бы развивать эту тему. О сложных отношениях в балетных труппах, когда солисты, которые претендуют на одну партию, и в лифт вместе не войдут, много пишут. И в мемуарах, и в художественной литературе можно прочесть подобные истории. Что-то — правда, что-то  — выдумка. Но у нас в театре, к счастью, присутствует чувство локтя.
— Как происходило ваше знакомство с театральным закулисьем?
— Когда в театре шла реконструкция, я занимал должность заместителя министра культуры. Поэтому дневал и ночевал здесь. Но театр — это не только и не столько само здание, множество механизмов. В первую очередь это люди. Люб­лю смотреть спектакли не в ложе, а за кулисами. Или первое действие — из зала, а второе — за сценой. Совсем другие ощущения. Угадываешь общее настроение, видишь слаженную работу всех, кто занят в спектакле.
— В зрительском кресле тоже чувствуете себя, как на работе?
— Можно наслаждаться музыкой, хореографией, но все равно анализируешь, беспокоишься.
— Когда отдыхаете от театра?
— Сложно сказать. Может быть, во сне. (Иронично.)
— Семья смирилась с этим?
— Жена — учитель, в прошлом музыкант. Следит за культурными событиями, которые происходят в теат­ре. Посещает премьеры. Ей близко это.
— Недавно состоялась премьера одноактного комического балета «Шесть танцев» в постановке культового хореографа Иржи Килиана на музыку Моцарта. Правда, что это одна из самых дорогих премьер в репертуаре театра?
— Не один год вели переговоры, чтобы получить возможность поставить этот спектакль у нас. Деньги приемлемые. Это же эксклюзив. Согласно договору, количест­во показов не ограничено в течение трех лет. Кастинг танцовщиков проводили ассистенты Иржи Килиана. Постановкой занимались специалисты из Нидерландов. Для труппы это хорошая школа. Килиан работает в совершенно другой стилистике, чем принято в белорусском балете.

Владимир Гридюшко:
«В театре, в атмосфере творческого соперничества, человек быстрее раскрывается, познается. Как с положительной, так и с отрицательной стороны».

За последние несколько лет в нашем театре ставили такие имена! Нанетт Глушак — официальный представитель Фонда Баланчина, народный артист СССР Владимир Васильев, народный артист России Андрис Лиепа, народный артист СССР, профессор Никита Долгушин. Никита Александрович, к сожалению, ушел из жизни в прошлом году.
Нина Ананиашвили, выдающаяся балерина современности, поставит у нас в теат­ре балет «Лауренсия». Во время пребывания в Минске она представит художественному совету концепцию спектакля. А 25 октября будет танцевать партию Одетты-Одиллии в балете «Лебединое озеро».
И своим постановщикам даем возможность работать. Это Юрий Троян, Ольга Кос­тель, Александра Тихомирова, которую мы пригласили из Санкт-Петербурга. Ведущий мастер сцены Константин Кузнецов тоже пробует себя в роли постановщика.
— Большой театр, действительно, лидер по числу премьер. Но ведь количество — не самоцель?
— Когда спектакль идет в одной постановке в течение 30 лет, он морально и физически устаревает. Сегодня в репертуаре около 70 спектак­лей. За четыре года поставили едва ли не половину. Репертуар нуждался в обновлении.
Завершаем разработку положения I Минского международного конкурса вокалистов. В прошлом году во время международного Рож­дественского оперного форума в нашем театре удалось провести финал одного из крупнейших италоязычных вокальных конкурсов в мире — Competizione dell' Opera. Это побудило к тому, чтобы создать свой подобный проект.
— Еще пару конкурсов оперных исполнителей — и итальянский выучите.
— У меня лично в этом нет необходимости. А вот для артистов приглашаем педагогов. Одно дело — научиться говорить на иностранном языке, а другое — петь. Сейчас наши артисты репетируют «Летучего голландца», разучивают партии на немецком. Занимаются с преподавателем из Германии.
Артисты театра много ездят за рубеж как приглашенные солисты. И это прекрасно. Так получают возможность заявить о себе и заработать. А для коллектива и страны — это престиж. Поощряем наших артистов на участие в конкурсах. Условия таковы: они сами оплачивают взносы, несут расходы на проживание, проезд. Но если занимают призовые места, театр компенсирует траты.
Иностранный знать нужно. Года два назад решил восстановить свой французский. Начал заниматься и вижу результат. Недавно был в жюри на Международном конкурсе вокалистов во Франции. По-русски никто не говорил. Так что погружение в языковую среду было обеспечено. Теперь точно знаю, что могу объясниться по-французски.
— Ошибусь, если назову первую серию вечеров Большого театра в зам­ке Радзивиллов словом «авантюра», заимствованным как раз из французского?
— Когда мы открывали первый Рождественский оперный форум без копейки бюджетных денег, мало кто верил, что будет продолжение. А он стал традицией нашего театра. Стараемся предвидеть, что вызовет интерес у публики. Оперные фестивали в формате open air есть во многих странах. Решили попробовать провести подобный в Несвиже. Изначально импровизированный партер во внутреннем дворике замка Радзивиллов был рассчитан на 700 мест. В прошлом году их было уже 1.500. Про любые начинания можно сказать: это авантюра. Но неразрешимых задач не бывает. Все реально.

Автор: Ирина ЮДИНА


Источник: http://www.vminsk.by/news/17/74194/

ПАРТНЕРЫ