пресса

«СЕМЬ КРАСАВИЦ» КАРА КАРАЕВА В БАКУ ПОКАЗАЛА ТРУППА НАЦИОНАЛЬНОГО ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 
08.12.2014 20:23

БАКУ, 8 дек – 1NEWS.AZ

Балет "Семь красавиц" в БакуОгромной важности событием с точки зрения развития мировой культуры воспринимается акция Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь, поставившего на своей сцене такой легендарный спектакль, как балет Кара Караева «Семь красавиц» с его новаторской партитурой, пронизанной духом философских воззрений великого мыслителя XII века Низами Гянджеви.

Успех у публики во многом стал наградой смельчакам, взявшимся в наши дни за столь сложный материал. Но воплотивший его автор проекта, конечно же, подспудно вынашивал желание поскорее показать подготовленную при поддержке Министерства культуры и туризма Азербайджанской Республики и Азербайджанского государственного театра оперы и балета работу там, где она в счастливых творческих муках рождалась более шестидесяти лет назад. Не случайно же бакинцы увидели ее у себя дома буквально через год после минской премьеры 23 и 24 ноября 2013 года. И не просто получили столь замечательную возможность, но и приняли как подарок, каким обернулся, по сути, экскурс в историю нашей литературы, философии, музыки, хореографии, давно уже ставших гарантом развитого вкуса и духовности.

Не ошибусь, сказав, что с особым вниманием, может быть, с чувством ревности готовились воспринять спектакль те из зрителей, которые помнят его бакинскую премьеру 1952 года, когда все было внове, тем более – идея показать произведения Низами в балете. Когда роль яркого связующего звена между средневековыми воззрениями и танцевальным сценическим зрелищем взяла на себя музыка Караева, взрыхлившая, пробудившая глубинные пласты человеческой мысли и человеческих эмоций. Звена, сразу же поставившего в трудное положение авторов либретто – сюжетного изложения интриги с ее деталями и общей логикой, соответствующей замыслу великого мыслителя. Притом замысла, не просто понятного зрителям в изложении хореографическим языком, но и вовлекающего их в раздумья о смысле бытия. Как, кстати, требовал статус достойного балетного спектакля мирового уровня, к тому времени начисто отказавшегося от легковесных незамысловатых сюжетов, с которых начинался сам балет как легкое развлекательное действо в помпезных декорациях, где балерины соперничали друг с другом в виртуозности под легкую развлекательную музыку, а танцовщикам доставалась роль галантных кавалеров.

После первого азербайджанского балета «Девичья башня» Афрасияба Бадалбейли, принесшего в 1940 году в наше хореографическое искусство пронзительные чувства, «Семь красавиц» Кара Караева становился первым национальным балетом-драмой с основой, требующей благоговейного отношения к глубоко прочувствованному композитором-новатором первоисточнику Низами с его философскими воззрениями о взаимодействии всего сущего на земле. О власти и зависти, ненависти, подлости и жестокости, других пороках, справиться с которыми могут лишь сильные личности и ее величество всепоглощающая любовь.

Сохранились замечательные воспоминания театроведа-исследователя Юрия Слонимского о том, как вместе с весьма талантливым и широко известным балетмейстером Петром Гусевым они сочиняли либретто «Семи красавиц» и как Кара Караев, доверяя их профессионализму и вкусу, писал все новые номера партитуры. Ибо тогда все они вместе создавали не очередное представление, а по-философски мудрый и исторически ценный, в том числе и патриотическими чувствами, балет с логически оправданной сюжетной линией... благодаря чему он на долгие годы и вошел в репертуар многих балетных театров мира. Благодаря чему на спектакль специально приехавших к нам 73 белорусских мастеров мы шли с трепетным ожиданием встречи с шедевром, особенно дорогим нам.

Спектакль начинается небольшим оркестровым вступлением, которое звучит на фоне занавеса-просцениума – выполненного в восточном стиле панно на темы поэм Низами, составивших сюжетную основу спектакля.

И это в первые же минуты подействовало успокаивающе. Чем? Прежде всего, бережным, искренним отношением к материалу. Материалу не простому уже тем, что, как говорится, Восток – дело тонкое. Тем более Восток средневековый, Восток Низами, воспроизводимый сегодня.

И потом – шаг за шагом – приходило ощущение: вот оно родное, чему веришь и радуешься, То, вслед за чем сразу же приходит понимание, что за проект взялся талантливый профессионал, ответственный мастер, знающий цену такому шедевру.

Это потом, прочитав в специально изданном перед гастрольной поездкой в Баку буклете аннотацию, мы узнаем, что постановщик белорусской версии «Семи красавиц», автор его либретто и хореографии – лауреат международных конкурсов балетмейстеров Юрий Пузаков. Что после окончания Киевского хореографического училища, работая солистом лучших столичных театров, он прошел полный курс балетмейстерского факультета ГИТИСа. Что он активно сотрудничает со многими театрами оперы и балета в России и за рубежом, осуществляя также постановки танцев для кино, драматических спектаклей, мюзиклов и шоу-программ.

Рассказывая о своей творческой встрече с балетом «Семь красавиц», Юрий Пузаков пишет: «Для меня огромное счастье встретиться с музыкой выдающегося азербайджанского композитора Кара Караева. Композитор, как и хореограф, обладает привилегией разговаривать с человеком любой национальности. На таком же первоначально эмоциональном воздействии происходит незримый контакт постановщика балета с автором музыки, даже несмотря на то, что почитаемого Кара Абульфаз оглы нет с нами. Его музыка по-прежнему продолжает излучать энергию, наполняя наши сердца радостью и оптимизмом бытия.

Изящество национальной стилистики восторгает! Щедро отмеренное нам Мастером богатое музыкальное наследие позволило услышать в партитуре новую интонацию, а значит, еще одну историю, рассказанную языком танца. Нам захотелось освободиться от того, что было сделано в первоначальной редакции ради показа классовой борьбы, и рассказать о самых простых и понятных проявлениях жизни: коварстве, предательстве, любви и верности. О человеке, потерявшем себя в поиске эфемерного идеала, попавшего в плен своих несбыточных фантазий.

Создание спектакля – интимный процесс, в котором со стороны хореографа и артистов требуется максимальная самоотдача, открытость и доверие. И когда это происходит, случается Чудо. Возникает взаимная потребность друг в друге, которая, если это сбывается, поддерживается успехом спектакля».

Естественно, что на бумаге автор лаконично обрисовывает свое отношение к проекту, не скрывая благодарности судьбе за то, что в его творческую биографию вошла работа с таким, как принято говорить, материалом. У зрителей впечатлений побольше, и даже элементарные аплодисменты, сопровождавшие каждый номер – вариации красавиц и солистов, лирические дуэты исполнителей главных партий и на редкость яркие массовые танцы, – воспринимались не просто как восторженное отношение зала к мастерству исполнителей.

Подчеркивая, что освободил действие от длиннот 4-актного представления, а концепцию – от социально-идеологической направленности, постановщик фактически представил вниманию зрителей в принципе сохраненную им остросюжетную, исполненную драматизма линию, которая – неравнодушная по определению – обусловлена общечеловеческими и творческими воззрениями великого Низами, а в органичном взаимодействии с музыкой волнует до глубины души.

Здесь есть по-новому поставленные хореографом эпизоды коварства злонамеренного визиря (артист Константин Кузнецов), организовавшего убийство шаха Бахрама (Игорь Оношко), и исцеление последнего в кругу добропорядочных людей из заброшенной деревеньки. Как самые судьбоносные, кульминационные для спектакля воспринимаются лирические адажио – символ любви Бахрама и красавицы Айши (Ольга Гайко)… Сцены искренней мужской дружбы с ее братом Мензером (Константин Героник), выраженной в замечательно придуманном национальном танце-состязании, от эмоциональности которого захватывает дух.

Естественно логичным остается по-новому выстроенный факт изгнания шаха представителями народа, возмущенными тем, что, едва вернувшись во дворец, он предал честных в помыслах и подлинно бескорыстных друзей.

Что касается изменений, то и они находят в зрительном зале великолепный отклик. Как иначе, если автор уберег от трагической гибели Айшу – трогательную чистую девушку из народа, искреннюю и глубокую любовь которой не смог защитить Бахрам. Воспитанный в дворцовых интригах, он принял за любовь эфемерные грезы, пытаясь найти отдохновение в забавах с семью красавицами, которыми здесь стали захваченные при бесконечных военных походах в плен юные красавицы из дальних стран. (Их партии исполняют Надежда Филиппова, Наталья Рябцева, Александра Чижик, Яна Штангей, Виктория Тренкина, Ангелина Згурская, Валерия Грудина и Валерия Ворнярская.

Эти важные события, рассказанные современным хореографическим языком и средствами пластики с персональными характеристиками персонажей в музыке и танцах, и составили то чудо, каковым действительно можно смело назвать новый спектакль белорусского театра. Начинавшийся, скорее всего, с увлеченного творческого содружества дирижера-постановщика Вячеслава Волича, художника-постановщика Александра Костюченко, художника по костюмам Екатерины Булгаковой и художника по свету Ильдара Бедердинова, вместе с хореографом Юрием Пузаковым определившими судьбу такого международного проекта.

Если же говорить о конкретном спектакле на бакинской сцене, то, прежде всего, хочется начать с дирижера Андрея Иванова, под руководством которого в тот вечер оркестр Азербайджанского государственного театра оперы и балета поистине превзошел себя, вдохновляя исполнителей на редкую самоотдачу.

В Баку из Минска приехал подлинный десант – 73 человека, творчеством которых заблистал замечательный – все-таки азербайджанский – балет, музыка которого будоражила исполнителей и зрителей. Думается, именно «десант» стал одним из проявлений дружественных связей наших народов, которые с каждым годом становятся все теснее и плодотворнее. Разве мало, что мы сегодня вместе талантливо, с большим вкусом и любовью сделанными спектаклями говорим миру о мотивах человеческих пороков, о жажде власти, коварстве и кровожадности, подлости и предательстве,

Противопоставляя всему этому мир чистоты простого человека, живущего в естественных условиях. О готовности почитать великих и чистить себя под такими гениями, как Низами, раз уж он у нас есть. Навсегда.

В репертуаре нашего театра есть балет «Семь красавиц» в ином прочтении. В роскошном оформлении с богатыми аекорациями и костюмами, иначе поставленный он тоже покоряет зрителей многих городов, и это здорово.

Конечно, очень хочется рассказать о пожаловавшей к нам балетной труппе и ее солистах, но что скажешь, кроме того, что Белорусскому театру можно только позавидовать. И еще что благодаря тесной дружбе между нашими театрами, в частности стараниям руководителя Азербайджанского театра оперы и балета Акифа Меликова, мы часто принимаем при переполненном зале вокалистов и танцовщиков из Минска, радующих нас мастерством и вкусом. Вот и исполнившую главную партию Айши Ольгу Гайко мы имели честь приветствовать от души. Не могу не вспомнить то восхищение, с которым несколько лет назад бакинцы встретили выступление тогда еще начинавшего танцовщика, победителя престижного конкурса Константина Героника, который ныне, выступив в роли Мензера, буквально сорвал бурю восторженных оваций.

Спасибо вам за все, дорогие и искренние друзья.

Галина МИКЕЛАДЗЕ

Источник: http://1news.az/bomond/cult/20141208082348802.html

 

ПАРТНЕРЫ