Большой театр Беларуси Большой театр Беларуси Национальный академический большой театр оперы и балета республики беларусь

Новости

Балетное лето в Большом

 

 

ГЛАВНЫЙ ПАРТНЕР ПРОЕКТА

Белэксимгарант

 

АВТОМОБИЛЬНЫЙ ПАРТНЕР ПРОЕКТА

 

 

 

 

Поединок лебедей
(на сцене Большого театра Беларуси открылся IV Международный фестиваль «Балетное лето в Большом»)



Улькяр Алиева



IV Международный балетный фестиваль «Балетное лето в Большом»  уже с самого открытия преподнёс своему зрителю уникальный подарок: в течение двух вечеров сравнить выступления (да и оценить класс) двух балетных пар в классической постановке балета «Лебединое озеро» П.И.Чайковского: молодой примы-балерины киевского Национального театра оперы и балета - Анастасии Шевченко и её коллеги по украинской сцене - Станислава Ольшанского, а также ведущей солистки Государственного балета Грузии – Нино Самадашвили и опытного солиста Мариинского театра -  Игоря Колба.

Каждый спектакль – явление симультанное. Его сиюминутность обусловлено исполнительским талантом и мастерством: каждый исполнитель привносит в балет свою энергетику, свою интерпретацию образа, выбирает свою модель сольной вариации, да и в плане актёрского претворения исполнители «рассказывают» свою историю любви. Безусловно,  метод «сравнительной характеристики» не всегда надёжен, а порой только мешает поглубже заглянуть в специфику конкретного явления (в данном случае, исполнения и образного воплощения). Однако порой сопоставление неизбежно, ибо в течение двух вечеров с «Озером» - были не просто разные исполнительницы, пытающиеся воссоздать в одном спектакле два мира и два образа, но это ещё и разные характеры, ведь танец, как и человеческая речь, обладает множеством интонаций. Тем более, когда речь идёт о битве лебедей за внимание наследного принца.

 Украинская прима - Анастасии Шевченко - принца не пугалась, взмахи рук-крыльев Белого лебедя передавали внутреннюю душевную силу, надежду на освобождение, а скульптурно-чёткие позы, повороты головы выражали открытое доверие. У Нино Самадашвили те же движения наполнялись иным смыслом: раскрывали боль и трепет этой беспомощной и нежной души, и руки-крылья грузинского лебедя, взлетев, горестно опускались, выдавая затаённый испуг и трогательную грусть.

А.Шевченко моментами была весьма примечательна, но её исполнение не было отмечено абсолютной чистотой стиля и образной трансформации. Увы, но выступление украинской исполнительницы – ещё одно подтверждение хрестоматийных актёрских штампов, которыми «грешат» многие исполнительницы этой двойной партии: в Белом акте весь образ ангелоподобной страдалицы сводился к «бровкам домиком» и к эффектно застывшим изнеженно-рафинированным позам, а образ стервозной красавицы из Чёрного акта -  резкостью движений и «стрельбой глазами».

Если видимые старания А.Шевченко вызывали сравнения с гадким утёнком, который вот-вот должен раскрыть свои крылья и превратиться в прекрасного лебедя, то по отношению выступления кареглазой красавицы Н.Самадашвили никаких сомнений не было - воистину царственная птица. Грузинская молодая прима (всего на год старше своей украинской «соперницы» по спектаклю) – балерина довольно сильная, профессионально выученная и исполнила свою сложную двойную партию (за исключением некоторых моментов) довольно грамотно и технично. И в плане образного воплощения у Н.Самадашвили-Одетты была царская лебединая стать, какой-то удивительный «внутренний стержень», позволяющий поддерживать характерный пульс и держать Белый акт в состоянии восторженного  напряжения. А Одиллия была скорее элегантной и обольстительной, нежели женщиной-вамп.

Все силы украинской и грузинской прим были отданы Белому акту, и, как результат, Чёрный акт выглядел не столь убедительным. Блеска и властной энергии в коварных во всех отношениях вариациях (как в плане образного воплощения, так и в плане технического исполнения), которые искушали Зигфрида и убеждали зрителей о причине «временной слепоты» принца – особо замечены не были. Особенно явно усталость сказалась в столь ожидаемом зрителями фуэте. А.Шевченко, опоздав на такт, начала пируэты без внутреннего настроя. И, как результат, опорная нога, соскользнув с «пятачка», увела балерину по диагонали до самой авансцены, так и не «докрутив» до желанной цифры. Н.Самадашвили фуэте открутила аккуратно (чуть сместившись по прямой), однако закончить финал с бравурно-ярким настроем всё же не удалось.

Как правило, в рецензиях об «Озере» большая часть уделяется исполнительнице главной двойной партии, однако на сей раз Зигфрид – Станислав Ольшанский оставил более благоприятное впечатление, нежели его партнёрша: украинский премьер был более раскован в танце, внёс в образ Зигфрида ту долю непосредственности, на которую способна только молодость. С.Ольшанский деликатно «аккомпанировал» партнёрше, проявил себя в сольных вариациях и растворялся от счастья в любовных дуэтах.

И всё же класс между молодым украинским танцовщиком и его опытным коллегой – Игорем Колбом был заметен как в целом, так и в тщательно проработанных солистом Мариинки деталях. У Зигфрида-И.Колба была естественная кантиленность танца, органично заполняющая все промежутки между отдельными балетными па, которые исполняются без всякого нажима: вращался чисто, графика поз скульптурная, сольные прыжковые вариации довольно высокие (отдельно отметим double tour en l'air).

В целом, в дуэте Н.Самадашвили-И.Колб ощущался больший психологический контакт (а ведь в отличие от украинской пары, дуэт был «не сыгран» и объединился накануне лишь ради белорусского спектакля). Зигфрид – И.Колб естественно отзывался на душевные порывы Одетты-Н.Самадашвили, глядящей на него с восторгом и надеждой, а протяжённость линий и лёгкость пластики партнёрши, придавали особую выразительность и красоту поддержкам.

Отдельное «Браво!» всей балетной труппе Большого театра Беларуси, которая в течение двух вечеров не только выглядела достойно, но и порой гораздо предпочтительнее (в плане исполнительского и актёрского мастерства) своих зарубежных коллег.

Непривычно было видеть постоянного и штатного принца белорусской балетной сцены – Игоря Оношко – в партии хищного Ротбарта. Тем более, что фактурный Ротбарт-И.Оношко рядом с напряжённо-тонким, как вытянутая струна, Зигфридом-С.Ольшанским внешне выглядел гораздо предпочтительнее, начав своё выступление с эффектного jete en tournant en manege, заставляя женскую половину зала недоумевать - чем Одетте не угодил столь импозантный и чертовски обаятельный пусть и Злой, но Гений-И.Оношко? Да и сама молодая украинская прима с удовольствием подчинялась силе-заклятию белорусского премьера и сопротивление было скорее видимым, нежели ощутимым.

Ротбарт – Егор Азаркевич был более вальяжен, активно размахивал крыльями-рукавами (остаётся только жалеть, что костюм с крыльями частично нивелирует всю красоту движений рук), выразительно «выстреливал» хищным взглядом принца на Зигфрида-И.Колба и достойно противостоял особе королевских кровей из Мариинки.

В белорусском дворце оба шута оказались по-своему интересными. Такатоши Мачияма с увлечением и свободой преодолевал все трудности этой виртуозной партии, создавая даже на поклонах (заигрывая с публикой) хорошо продуманный образ неутомимого шутника и проказника. К.Героник был более сдержан в эмоциях (пусть и шут, но приближённая ко двору персона), но в танцах щедро демонстрировал лёгкость и живость.

Pas de trois в составе Надежды Филипповой, Александры Чижик и Никиты Шубы очаровал своей буквально до микрона выверенной синхронностью (казалось, что исполнители даже дышат в унисон). Отметим каскад великолепных харАктерных танцев из кульминационного третьего акта и волшебную гармонию женского кордебалета.

Впрочем, белорусские балетоманы, исходя из личных предпочтений, сами выбирали, какой королевской паре и кому из исполнителей отдать свои сердца, как и дирижёрам: Андрею Галанову с его умиротворённой трактовкой и скрытым нервом или тёплой лазури зачарованного озера в интерпретации Николая Колядко. Аншлаг, атмосфера праздника, горячий приём у зрителей, несмолкаемые овации и крики «браво» оказались в избытке, и вся атмосфера спектаклей удивительнейшим образом перекликался с основным «тоном» этих во всех отношениях сказочно-волшебных вечеров.

Выступление двух балетных пар в классическом хрестоматийном балетном спектакле ознаменовало открытие очередного международного фестиваля «Балетное лето в Большом», предоставляя белорусскому зрителю на протяжении семи вечеров ненадолго остановить Время, соприкасаясь с Вечным Искусством. А предстоящие выступления труппы Астана-балет, в которых будет представлена вся «палитра» творческих исканий этого молодого, но уже достаточно известного коллектива, наверняка заинтересует любителей современного и оригинального танца.

 
 
Улькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, либреттист, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.

С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).
Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и СНГ (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru, Realnoevremya.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия), "Балет" (Россия), “Партер” (Беларусь).
Автор 4 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 600 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.
Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.
Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и Американского общества музыковедов. Член Союза журналистов Азербайджана. В 2016 году награждена высшей премией Союза журналистов Азербайджана – премией имени Гасан бека Зардаби.

 

0
0
0
s2sdefault

ПАРТНЕРЫ