Большой театр Беларуси Большой театр Беларуси Национальный академический большой театр оперы и балета республики беларусь

Новости

Застывшее время на Медленном огне

 

 

ГЛАВНЫЙ ПАРТНЕР ПРОЕКТА

Белэксимгарант

 

АВТОМОБИЛЬНЫЙ ПАРТНЕР ПРОЕКТА

 

 

 

Застывшее время на Медленном огне
(Завершающие аккорды Астана Балет на минской сцене)



Улькяр Алиева


Время – весьма интересная субстанция. В момент эйфории оно замирает, словно невесомо паря на крыльях счастья. А порой проносится со скоростью бурного потока, мгновенно закручивая жизнь в воронку напряжённых мыслей и действий.

У молодого китайского хореографа Исян Чжана Время – понятие относительное и становится равнозначным понятию «Вечность». В его спектакле в духе философии дзен-буддизма «Вечность» (собирательный образ женщины) входит во «Временной поток» (в саму жизнь), далее наступает «Время истории» (первая часть «Осень» - её непростой путь, полный испытаний и печали), чтобы затем снова стать «Вечностью» (вторая часть «Зима» - лёд скорби не может сломить женщину, потому что жива её душа).

Спектакль «Туманы времени» - это своеобразное хореографическое эссе – размышление Исян Чжана о женской силе и ранимости, о поиске женщины самой себя: её становление и время обретения своей женской сущности, способной рассеять туманы её страха и сомнений. Несмотря на китайское происхождение, вся постановка Исян Чжан выдержана в стиле японского минимализма и монохромии -  (даже сценические костюмы лаконичного кроя и единой цветовой гаммы в стиле Kenzo).

Для хореографа цветовая монохромность – это попытка уйти от какой-либо конкретности, попытка найти «форму пустоты», чему способствует огромное зеркало, трансформирующее сценическое пространство (техника «фотография» modern dance) и элементы «театра теней» в сценографии, которые, словно невидимые грани, барьеры, отделяющие временные и вневременные связи. «Пустое» монохромное пространство – становится смысловым центром спектакля, который так ярко отражает каждое движение кордебалета и которое весьма сложно переплавить в слова.

Да и слова не нужны, когда связь между чувством и жестом достигает такой физически ощущаемой «плотности», что  сами движения становятся самодостаточными, растворяясь в невесомой туманной среде. Сам туман становится лейтмотивом (основным образом), скрепляющий концепционную «ткань» спектакля. Вот сгусток тумана в виде облака следует, словно тень, за героиней в первой картине. Затем невесомо «обрушивается», вместе с тюлевыми кулисами, на героиню в начале второй картины и в финале ласково стелется по сцене, обволакивая в финале всех персонажей.

При внешней простоте и монохронности, хореография Исян Чжана многослойна. «Общий план» монолитного женского кордебалета, «спаянный» в геометрическую хореографическую конструкцию, расслаивается на отдельные «крупные капли» - сольный или ансамблевый танец. Хореотекст спектакля легко распадается на отдельные элементы, в которых прослеживается и хореолексика Пины Бауш в Прологе  - две героини в безмолвии отзеркаливают движения друг друга, точно повторяя пролог её «Vollmond». Это и использование в картине «Зима» типичного приёма Марты Грэм contraction-release (сжатие-расслабление) кордебалетной линии. Это и круговой абрис кордебалета Уильяма Форсайта из знаменитой его сцены «Bongo Bongo»(«Impressing the Czar»), в котором, под выбивающийся ритм, в центре круга соло, дуэт, трио балерин ведут свою линию танца. Это и «перекатывание» тел по сцене за кулисы, отсылающее к моцартовскому диптиху Иржи Килиана.

В целом, балет «Туманы времени» по силе своей образной выразительности, поддёрнутой «дымкой», туманом недосказанности и суггестивности (поэтического намёка), - заставляет работать воображение, цепляться за тонкие и зыбкие образные ассоциации. Чему способствует и тонкий баланс в структуре балета, равно как и в движениях балерин (колеблющиеся «движения маятника», «принцип домино», пластические «волны»), чтобы вновь сосредоточиться на образе героини, растворяющейся в тумане грусти и печали. И только к финалу приходит осознание, что, собственно, сам туман – призрачный, обволакивающий, уносящий и отгораживающий от действительности – и есть душевная субстанция женщины.

Видимо, метод стилевого контраста стал основополагающим для заключительного вечера труппы «Астана Балет» на белорусской сцене. Утончённая азиатская графичность сменились метрически размеренными пульсирующими шагами обжигающей стихии, пожалуй, самого чувственного танца – Танго в одноактном балете Рикардо Амаранте «Медленный огонь» (A Fuego Lento).

Сами аргентинцы называют свой любимый танец «песней о любви» - красивой, полной сдержанного, а порой и неприкрытого огня и, в тоже время, ускользающей, как и сама иллюзия любви, основанной только на страсти. И, судя по аннотации, спектакль «A Fuego Lento» должен был постепенно раздувать огонь страсти, ведь «для каждого мир сосредоточен в любимом человеке и смысл жизни - в любви». Однако де-факто, сам динамический процесс, когда постепенно «из искры возгорается пламя» наблюдать не пришлось. По сути, как и практически во всех увиденных в течение трёх вечеров постановках бразильского хореографа, «Медленный огонь» - это вновь отдельные, самостоятельные номера в едином стиле (на сей раз стиль танго с явным форсайтовским уклоном в хореографии), не связанные между собой мотивированным движением.

Даже сложно определить хореографическую основу данного балета - своего рода микс классической хореографии (с его обязательными элементами – фуэте, пируэтами, прыжками, сложными поддержками, фиксированными апломбами, шагами на пуантах), танго не без «вкраплений» элементов «бразильского танго» – матчиш (с характерными локтевым положением и движениями бёдер в плие) и элементов пластики модерн- танца.

Каждый номер представленного одноактного балета – это танцевальные фантазии в стиле танго, в которых важен не столько эмоциональный настрой, сколько виртуозная техника исполнения, яркая зрелищность движений и фигур (видимо, бразильский хореограф добивался, прежде всего, эффектной составляющей, и это ему удалось). Среди рассыпанного «калейдоскопа» танго выделялся чувственный дуэт под пронзительно-щемящую музыку пьяццолловского «Oblivion»; отточенный октет (в виде парного квартета) на музыку знаменитого танго К.Гарделя «Por Una Cabeza» («Потерявший голову»), ставшего популярным после фильма «Запах женщины», а также мужской дуэт под ритм ударных, возвращая зрителей во времена зарождения танца, когда танго исполнялось исключительно мужчинами.

«A Fuego Lento» на протяжении всего сценического действия «держал» зрительный зал в состоянии восторженности и гипнотической завороженности. И, как итог – бурные аплодисменты не только на финальном поклоне, но и после каждой танцевальной композиции.

Столь тёплым приёмом на белорусской сцене на протяжении всех вечеров были тронуты и сами артисты труппы «Астана Балет». И невольно подумалось - парадокс глобализации мировой культуры: мир становится все меньше, но творческие знания раздвигают границы, ещё раз подтверждая, что творческая фантазия, художественное воображение не только не признаёт границ, а просто их не имеет. Вот и творческие искания «Астана Балет», показанные на сцене Большого Театра Беларуси – это шанс для белорусского зрителя познать новые пределы танцевального пространства, направления развития творческой мысли.

Подводя итоги выступлений «Астана Балет» в рамках балетного минского фестиваля отметим, все представленные постановки были настолько заряжены внутренней энергией, что создавалось ощущение, словно каждый спектакль - это не красота отдельного аккорда с его самодовлеющим звучанием, а целый свод аккордовых созвучий, гармонично вплетающихся в многоцветие всех творческих исканий самой молодой и, безусловно, перспективной балетной труппы на постсоветском пространстве.




Улькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, либреттист, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.

С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).
Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и СНГ (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru, Realnoevremya.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия), "Балет" (Россия), “Партер” (Беларусь).
Автор 4 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 600 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.
Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.
Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и Американского общества музыковедов. Член Союза журналистов Азербайджана. В 2016 году награждена высшей премией Союза журналистов Азербайджана – премией имени Гасан бека Зардаби.

 

 

 

 

 

 

 

0
0
0
s2sdefault

ПАРТНЕРЫ