Большой театр Беларуси Большой театр Беларуси Национальный академический большой театр оперы и балета республики беларусь

Новости

Балетное лето в Большом

 

ГЛАВНЫЙ ПАРТНЕР ПРОЕКТА

 

Вариации на тему «Лебединое озеро»

Улькяр Алиева


Балет «Лебединое озеро» П.И.Чайковского из разряда must have  (обязательного спектакля) каждого форума классического балета. О самом известном балете русского классического наследия  было столько написано, что любое из высказываний неизбежно становится повторением сказанного. Напомним лишь «ключевые» моменты. Сюжет балета балансирует между реальностью и фантасмагорией, повествует о колебаниях Мужчины, его метаниях между двумя архитипами Женщин: доброй, милой, заколдованной (читай, закомплексованной) Одеттой (Белый Лебедь) и стервозной, соблазнительной Одиллии (Черный Лебедь). Зигфрид клянется в верности Одетте, но на балу, увлекшись Одиллией и забыв о клятве, он провозглашает ее своей невестой. Конец балета, по первоначальному замыслу, был трагичен: Одетта хотя и простила принца, но не смогла принять предательство и раскаяние Зигфрида, и в конце волны зачарованного озера поглощают их обоих. Это потом, не без «совета» высшего советского руководства, заменили трагический финал балета на счастливый, нивелируя основной назидательный подтекст замысла немецкой легенды. И если на постсоветском пространстве до сих пор сохранилась «сталинская трактовка» финала, то на Западе чаще отдают предпочтение подлинному драматическому замыслу балета, при этом сохраняя старинную классическую эстетику в виде пантомимных диалогов (выглядит интересно, но несколько затянуто и наивно).

«Лебединое озеро» – это еще и проверка прима-балерины не только на наличие великолепной техники, но и яркого артистического дарования при создании двух таких противоречивых, психологически наполненных образов – ангелоподобной Одетты и демонической Одиллии. На сей раз организаторы фестиваля пригласили солистку Михайловского театра Оксану Бондареву. Технически грамотная О.Бондарева в Белом акте удивила своей шпагучестью, выразительной красотой рук (правда, с острыми локтями). В образном воплощении её Одетта была на удивление холодна и отстранена, словно не верила, что Зигфрид может спасти её от зачарованных пут.

Эта холодность позволило приме Михайловского театра более эффектно выглядеть в Чёрном акте. Поначалу автор этих строк предположила, что исполнительница экономила силы для эффектного выхода в Pas d’action. И начало не разочаровало, было впечатляюще-броское появление в Entree: скульптурная чёткость в движениях, самоуверенность, ликующее торжество – полностью передающаяся и телом, и взглядом. Однако вместо каждый раз столь ожидаемой балетоманами четырёхчастной вариации, О.Бондарева выбрала «гобойную» вариацию, которая уже весьма популярна не только на постсоветском пространстве, но и на западных балетных подмостках. И каскад балетных фигур оставил неоднозначное впечатление.

Зигфрид – опытный премьер Мариинки Игорь Колб – также оставил весьма противоречивое впечатление. Образ сценического принца получился пусть и благородным, но немного инертным и бездеятельным. Из положительных аспектов отметим внимательное и деликатное «аккомпанирование» своей партнёрше. В целом, всю положенную Зигфриду партию И.Колб исполнил чисто, хотя и без особого энтузиазма.

Гораздо предпочтительнее смотрелись молодой солист балетной труппы белорусского театра Артём Баньковский в партии Ротбарта, который воистину хищной птицей метался по сцене в прыжках и турах, эффектно и эффективно размахивал руками-крыльями. Думается, таким пластичным рукам может позавидовать прима Михайловского и остаётся только жалеть, что костюм с крыльями частично нивелирует всю красоту движений рук молодого белорусского танцовщика. Отдельное «Браво!» Константину Геронику за великолепные прыжки и гранд пируэт в партии Шута и Надежде Филипповой в вариации Pas de trois.

Приятное послевкусие оставила эффектная сюита разнообразных характерных танцев, которая была исполнена «на одном дыхании» - с драйвом и настроением, словно «подогревая» температуру к победоносному выходу коварной Одиллии. Отметим крепкие квартеты Испанского танца в исполнении Элизабет Игнатчик, Валерии Грудиной, Игоря Мацкевича и Эвена Капитена и в Мазурке в исполнении Татьяны Уласень, Вероники Овчинниковой, Дмитрия Шемета и Дениса Шпака; ведущий дуэт солистов в Чардаше в исполнении Виктории Бегининой и Андреа Порро, и очаровательную Куриму Урабе в Неаполитанском танце.

Автор этих строк чрезвычайно трепетно и с большим уважением относится к маэстро Вячеславу Чернухо-Воличу, который в каждом спектакле (будь то балетный или оперный) неизменно поражает и восхищает своим высоким профессионализмом и замечательным мастерством – удивительно умный человек и тонкий музыкант! Однако у каждого творческого человека бывают такие моменты, когда Художник не может в полной мере проявить свой творческий потенциал. В этот вечер оркестр под управлением маэстро звучал несколько неточно, максимально затягивая все лирические моменты, а моментами отсутствовала и согласованность (то, что принято называть «ансамблевостью») в звучании оркестра.

Однако публика в тонкости хореографического и оркестрового исполнения особо не вникала, бурными аплодисментами реагировала на каждую сцену и удачное па и стоя приветствовала всех исполнителей на финальном поклоне.

Помнится, после очередного просмотра спектакля «Лебединое озеро» один мой коллега восхищался Зигфридом: «Настоящий мужчина! Сначала поступит как кретин, а потом искренне кается» (мой «собрат по перу» имел в виду линию сюжетной канвы, когда Зигфрид, нарушая клятву верности Одетте, избирает Одиллию своей невестой). Что же, и сей аспект следует отметить. Ведь в основе любого балетного произведения, помимо эстетической составляющей, всегда лежит определенная идейная направленность. И если спектакль очаровывает всю публику – и тех, кого принято считать балетоманами, с дотошностью статистов подсчитывающих количество пируэтов у премьеров, и тех, далеких от искусства зрителей, выводящих из спектакля хотя бы этот, весьма поучительный жизненный урок о ценности любви и хрупкости доверия – значит, вечер в стенах Большого театра Беларуси удался.

 

 

 

 

 

Улькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.


С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).
Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и России (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия), "Балет" (Россия).
Автор 4 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 600 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.
Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.
Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и Американского общества музыковедов. Член Союза журналистов Азербайджана. В 2016 году награждена высшей премией Союза журналистов Азербайджана – премией имени Гасан бека Зардаби.

0
0
0
s2sdefault

ПАРТНЕРЫ