.

NEWS ARCHIVE

ОПЕРНЫЙ ФОРУМ

Доктор искусствоведения Улькяр Алиева о спектакле «Кармен» с участием Анжелины Швачки.


Генеральный партнер проекта



Страсти по «Кармен»

 

Улькяр Алиева

 

Как только её не называют - femme fatale, роковая женщина, женщина-вамп. Произносят с ненавистью, «с привкусом» женской зависти и мужского восхищения. Женщина-загадка, которую мужчина пытается узнать, принять и сломать, не понимая, что слова «Женщина» и «Воля» - женского рода.

Она всегда идёт вперёд, не оглядываясь назад, в прошлое, ибо собирать осколки разбитого сердца и предаваться сладостным воспоминаниям о днях минувших, - удел мужчины. Она легко, без сожаления, перешагивает через «труп» своей очередной жертвы, ибо жажда жизни манит её, а аромат неизведанного - дурманит.

И слова «Верность» и «Ревность» - тоже женского рода, в которых замена всего одной заглавной буквы может легко привести к летальному исходу. Вот и знаменитая новелла П.Мериме «Кармен» находится в зыбком балансе  между чисто цыганским пониманием любви и смерти с одной стороны, и, типичной для испанской культуры, очень тонкой гранью между эротичностью, изысканностью и буйными страстями, - с другой. Основная мета-идея сюжета французского классика - это принцип «За всё надо платить», а любовь требует особой жестокой платы – платы самой жизнью. И главные герои сполна платят смерти столь высокую дань: Хозе платит за любовь к Кармен своим служебным положением, оторванностью от семьи, одиночеством, а Кармен - жизнью за отвергнутую любовь  Хозе, за нежелание хранить ему верность. И всё это на фоне роскошной музыки Жоржа Бизе, так ясно характеризующей и любовь, и страсть, и смертельную обречённость главных персонажей.

Уникальность белорусской постановки в том, что «Кармен» - это опера о женщине, поставленная женщиной – режиссёром-постановщиком Галиной Галковской (несмотря на феминизм, глобализм, либерализм и прочие «измы», деятельность постановщика традиционно до сих пор считается мужской прерогативой). Именно поэтому спектакль получился таким чувственным и многогранным. Всё достаточно продумано,выдержано в эстетике реалистического театра, рассказывающего именно ту историю, которая первоначально была заложена в либретто. Изменения коснулись лишь отдельных деталей сценографии, которые можно только приветствовать, ибо именно они усилили драматическую достоверность происходящего сценического действия.

Так, символическое значение получает круг в сценографии спектакля. Именно на круглом постаменте восседает Кармен, во время любовного признания Хозе, и, взбираясь, вступив в него - смертельный круг для влюблённого капрала окончательно замыкается. Круг станет и ареной, где разыгрывается последняя для героев настоящая коррида низменных человеческих страстей, не освященная теплом самоотверженности и светом доброты в роскошном, четвёртом акте (недаром, во время инструментального интермеццо, предваряющего последний акт, в этот круг входит матадор).

Даже хор у Г.Галковской – это не просто статисты, а настоящая «живая материя», чутко реагирующая на каждый поворот сюжета, вводящая в атмосферу разыгрываемой драмы и даже с азартом танцующая настоящее фламенко, отбивая метр-ритм страсти и отпущенное героям время (хореограф - Е.Алипченко).

Весьма органично использует Г.Галковская в своём спектакле и элемент современной техники композиторского письма, – «конкретную музыку» в виде готовой звукописи аплодисментов и восторженных выкриков праздной толпы, приветствующей Эскамильо в финальной сцене.

Новый спектакль и, тем более, на столь известный сюжет – всегда риск, более выпукло подчёркивающий даже малейшие шероховатости постановки. Например, почему приказчик табачной фабрики сидит спиной к зрительному залу, или почему буквально на пару минут в начале второго акта вновь показывают площадь в Севилье, и только после «вырубки света» (пару минут занимает введение новых декораций к следующей сцене – «В таверне Лильяса Пастьи») открывается новая картина сценического действия? Не проще ли было, не теряя времени, сразу ввести зрителей в атмосферу таверны, облюбованную контрабандистами?

Или почему в столице католической Андалусии прихожане местной церкви осеняют себя крёстным знамением по-православному, – с правого плеча на левое, а не наоборот?

Если уже говорить и о сценографии, то нельзя не упомянуть имя ещё одной женщины, приложившей свою «руку» и свой талант – финскую художницу Анну Контек, создавшую великолепную яркую ауру Севильи, её площадей – от площади, примыкающей к табачной фабрике до площади по которой гордо шествуют вереница красочно одетых тореадоров на арену и где разыгрывается драма главных героев.

Некоторые вопросы возникают лишь в третьем акте: вместо горного привала, через который контрабандисты проводят свой товар – окраина Севильи с «пустыми» глазницами окон и дверей покинутых домов. Ну, а в сцене гадания подруги Кармен – Фраскита (Анна Гурьева) и Мерседес (Марина Лихошерст) были одеты не в пёстрые цыганские костюмы, а в достаточно элегантные туалеты сдержанных тонов, что казалось на сцене не контрабандистки-челночницы, а местные поселянки, решившие вечером на природе со скуки разложить пасьянс.

И, несмотря на ряд нюансов, можно с полным основанием сказать, что спектакль удался. Он увлекает своей стильностью, ярким испанским колоритом, цыгано-испанскими страстями, и все действие «на грани фола» (риска, балансирования на острие лезвия) в буквальном понимании этого слова, чему способствовала и исполнительская составляющая спектакля.

Одной из лучшей Кармен на постсоветском пространстве - Анжелине Швачка - автор этих строк искренне аплодировала стоя в знак своего восхищения профессионализму украинской исполнительницы. Хотя голосовой аппарат вокалистов официально признан и причислен к музыкальным инструментам, но «прибор» весьма хрупкий, специфический и его верная «настройка» зависит от многих факторов – физического и психологического состояние исполнителя, погоды.

А.Швачка пела на форуме в состоянии острого фарингита и исполнила до финальной составляющей так, как не под силу порой и вполне здоровым исполнителям. Последний акт был исполнен настолько ярко с сильными верхами, что от восхищения приходилось просто разводить руками, вновь и вновь восторгаясь выдержке, собранности А.Швачка. И только специалист мог заметить, что вокалистка периодически отпивала из бокала воду, чтобы смягчить сухость горла, хотя на сцене это выглядело как ещё одно подтверждение раскованности цыганки.

И сценический образ – продолжение вокального: это - сущий демон (как поет о ней в финале несчастный Хозе) – демон хитрый, расчетливый, - женский аналог Дон Жуана; жаждущая любви и, в то же время не верящая в неё, словно подтверждающая слова героини: «Любви нет!», - есть только её выгода, интерес и каприз. Чертовски обаятельный демон, свободно владеющий пластикой танца с кастаньетами, раскованно и кокетливо пританцовывающий в «Хабанере» и «Сегидилье», соблазняя Хозе, но демон бесстрашный. Весьма впечатляюще А.Швачка-Кармен буквально выстрадала финал третьего акта – настоящий мини-спектакль одного актёра! Молча и обречённо Кармен-А.Швачка оглядывается в зрительный зал - в сцене гадания ей выпала карта смерти. В глазах тоска и смирение: Кармен предчувствует свой смертельный конец и готова принять его.

В финале Кармен-А.Швачка выходит в свадебном наряде: то ли саван, то ли наряд невесты (хотя, может быть, и двойной подтекст: платье невесты легко трансформировать в саван, и от любви до ненависти всего один шаг).

Весьма достойно выглядел её сценический партнёр – Эдуард Мартынюк. Хороший тенор, способный до конца ровно выдержать всю вокальную нагрузку таких сложных партий, как партия Хозе – большая проблема современного музыкального театра. И когда исполнение тенора на сцене становится не мучительным кошмаром для него и для публики, а нечто интересное, то это - уже повод для радости у зрителей.

Голос белорусского тенора – Э.Мартынюка не только стал достойным обрамлением знойного цветка – Кармен, но и арию с цветком - «La fleur que tu m’avais jetee» (Видишь, как свято храню цветок, что ты мне подарила), - исполнил весьма пластично: была и эмоциональная полётность, и фразировочная гибкости. И в плане актёрского воплощения Хозе-Мартынюк - добрый и недалёкий вояка, по-настоящему изумлённый вниманием к себе столь темпераментной цыганки. Кармен зарождает в нём уверенность в его мужской привлекательности, и его роковой удар кинжалом в финале, - месть (как и боль) за этот самообман, - становится логичным в построении созданного образа.

Хозе-Э.Мартынюк весьма убедительно до последнего не может решиться на отчаянный шаг и лишь когда красавица Кармен-А.Швачка поворачивается к нему спиной, выражая своё презрительное пренебрежение к нему, он не может снести обиды. Хозе убивает Кармен в спину не из ревности, а от чувства оскорбленного достоинства, от обиды за то унижение, которому она его подвергла.

Замечательно смотрелась и сценическая «соперница» главной героини – восхитительная Анастасия Москвина в партии невесты Хозе - Микаэлы. Ведущее белорусское сопрано является обладательницей замечательного красивого тембра, хорошей вокальной техники, которые вкупе с тщательно созданным традиционным трогательно-беззащитным образом инженю (актёрским амплуа добродетельной простушки), создала запоминающийся образ «девушки с голубой косынкой» (по П.Мериме). В дуэте с Хозе из первого акта, несмотря на достойного партнёра по сцене - Э.Мартынюка, именно она играла ведущую роль (в плане вокального и драматического исполнения), за счет чего сцена получилось яркой и запоминающейся.

Каждое движение тореадора – Владимира Петрова  было преисполнено элегантности и достоинства. Любимец толпы, он уже добился в жизни успеха и признания, которому Хосе (да и Кармен в Хозе) никогда не доставало. Из-за такого брутального вида Эскамильо – В.Петрова в роскошном в костюме тореадора, уверенно распевающего свои знаменитые куплеты, красавица-цыганка вполне могла потерять голову.

Известно, что во время премьеры «Кармен» Ж.Бизе не менее великий Ш.Гуно воскликнул: «Жорж ограбил меня; уберите из партитуры мои и испанские арии – и для славы Бизе не останется ничего, кроме соуса к рыбе». Не берёмся решать, кто из великих французских классиков прав, но, с позволения сказать, «соус», поданный на белорусском форуме, оказался истинно французским.

Гастрольное дирижерство – яркое явление в музыкальном мире. Это всегда встреча разных школ, традиций и, в конечном счете, культур. Это всегда необычный интересный тандем «чужого» дирижёра с незнакомым ему «чужим» оркестром. Ну, а свести воедино солистов, хор  и оркестр, при этом наделив музыку должной театральной образностью в столь непростой номерной партитуре Бизе, – довольно сложная задача для дирижёра.

Маэстро Ф.Местр с истинно французской чувственностью и элегантностью смягчил характерный пульс, «нерв», свойственный музыке Ж.Бизе, направив руководство музыкальной составляющей не в сторону поддержания основной ритмической «сетки» оперы, а на эмоциональную составляющую спектакля. В исполнении оркестра под руководством маэстро Филиппа Местра были слышны и пасторальные красоты Андалусии, и зажигательная фиеста, предваряющая корриду и замечательно исполненный драматический финал - последняя сцена объяснения влюблённых, что, собственно, и следовало ожидать от галантного французского маэстро, дирижирующего оперой французского композитора.

 В целом, наблюдая за испано-цыганскими страстями и перипетиями сюжетной канвы и, несмотря на трагическую финальную составляющую, опера была воспринята публикой восторженно, зрители стоя аплодировали исполнителям на финальном поклоне. В конце концов, у каждого свое особенное восприятие той или иной постановки. А тут к тому же и музыка божественная.


Алиева Улькяр Сабир кызы

Доктор искусствоведения,  профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.

Автор 4 книг (последняя монография была издана в Германии и была включена в каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 52 научных и свыше 500 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.

Участница республиканских и международных конференций, медиафорумов.

В 2005 году была удостоена диплома Министерства молодёжи, спорта и туризма в номинации "Лучший музыковед года".

В 2007 году была удостоена специального диплома Общереспубликанского конкурса научных статей "Современная культура Азербайджана: проблемы и перспективы" в номинации "Молодой учёный"

В 2014 году была удостоена диплома "За цикл высокопрофессиональных статей, освещающих белорусско-азербайджанское сотрудничество в области культуры" Посольства Республики Беларусь в Азербайджане.

Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и России (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru), газетами ("Зеркало", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан - Россия), "Балет" (Россия).

0
0
0
s2sdefault

Partners