.

NEWS ARCHIVE

Азербайджанский эпос

Азербайджанский эпос на белорусской сцене

Улькяр Алиева

На премьере великолепного балета «Любовь и Смерть» выдающегося современного азербайджанского композитора Полада Бюльбюль оглы на основе сюжета древнетюркского эпоса «Книга моего Деда Коркуда» в зале Большого театра Беларуси собрался «цвет» интеллигенции постсоветского пространства – творчество Полада Бюльбюль оглы, уже при жизни ставшего музыкальным классиком, знакомо и любимо миллионами. Как и приличествует положению композитора, в течение двух премьерных вечеров всё было очень статусно. Маэстро восседал в центре зрительного зала, был счастлив и взволнован, благосклонно принимал поздравления друзей и почитателей своего таланта.

Великолепная музыка балета «Любовь и Смерть» - яркое опровержение скандальных слов известного музыковеда Нормана Лебрехта о смерти классической музыки. Выразительный по красоте рельефный мелос с динамическими градациями и словно физически ощутимой плотной тембральной насыщенностью, драматургическая стройность развития и яркая контрастность образной характеристики: проникновенно лиричная (образ главной героини), ритмично-упругая (образ воинов) и устрашающая, прямо «мороз по коже» (мир беспросветного зла с хроматическими поползновениями), скреплённая в диалектическом единстве в развитии основного тематизма балета на основе древнего мугама Баяты-Шираз, способствует целостному восприятию всей музыкальной ткани балета.

Музыкальная драматургия балета обостряет основную идею древнетюркского эпоса: о силе морально-этического подвига во имя любви. Одна за другой сменяются великолепные сцены-картины: мирная жизнь огузов, свадьба влюблённых со столь символическими именами - Азера и Байджан, нашествие кыпчаков, батальная сцена, сцена вакханалии во дворце Гара-Мелика. И «красной нитью» через всю постановку «вплетается» зловещий образ Смерти, разлучающей влюблённых, сеющей хаос и горе, торжествующей над поверженным воином, но бессильной перед силой Любви.

Каждое музыкально-сценическое произведение такого масштаба – это живая субстанция, и, чтобы балет оставался жить и был современен, он должен постоянно меняться. Это может быть новый сюжет, хореотекст, драматическая подача материала спектакля, сценография и даже учитывание балетной техники конкретных исполнителей ведущих партий. И все эти изменения идут только на пользу балета. А для специалистов – это всегда новый материал для исследования, сравнительного анализа разных версий балета, тем более о балете «Любовь и Смерть» уже с полным основанием можно сказать, что с самой первой постановки он завоевал признание и у специалистов, и у публики.

Три версии на сцене трёх стран в течение столь короткого промежутка времени со дня создания балета «Любовь и Смерть» – яркий показатель успеха произведения композитора (балет вошёл в постоянный репертуар театров оперы и балета Баку и Екатеринбурга). Три абсолютно разные по многим параметрам интерпретации балета: своеобразный микс классического и современного балета в версии Вакиля Усманова, оригинальная классическая версия Надежды Малыгиной и новая версия на сцене Большого театра Беларуси, выраженная в новой эстетике (как в стиле самого танца, так и художественно-постановочных приёмов) в версии белорусского хореографа Ольги Костель, которая впервые в своём творчестве осуществила постановку «полнометражного» сюжетного балета.

Работа О.Костель отмечена внимательным проникновением в характер и смысл тюркского эпоса, органично отмеченный «сплавом» реального и фантастического начал, созданием на сцене сразу трех образных сфер, каждая из которых отмечена своей линией сюжетного развития и драматического конфликта. Первая – это светлый мир огузов во главе с их предводителем – Огуз-ханом, мечты о счастье главных персонажей – Азера и Байджан. Второй – мир кыпчаков во главе с Гара-Меликом: разрушительный, инфернальный. И третий план - непосредственное столкновение двух стихий, двух семантических полей – Любви и Смерти, их борьба за жизнь влюблённых, и желание героев быть вместе.

Одно из оригинальных решений музыки балета П.Бюльбюль оглы, в плане музыкальной композиции, – это лишение образа Смерти музыкальной основы: вся характеристика Смерти построена на чередовании ритмических фигур в исполнении ударных инструментов, которое можно трактовать в двух образно-смысловых концепциях – это подчёркивание бездушной основы самой Смерти (нет души – нет и мелодии) и метр-ритм бытия, отмеряющий всем участникам сценического действия поток времени.

В плане сценической драматургии, в белорусской версии стихии Смерти и Любви представлены двумя парами, олицетворяющими мужское и женское начало и сопровождающими их кордебалетом с соответствующими чёрными и белыми одеяниями (в духе хореографической эстетики Сезанны Ленки и Урса Дитриха: единство и противоборство двух основ – женского и мужского - и их «бег» по круговороту бытия, жизни). Во время исполнения ритм-темы Смерти каждая из пар пытается «перетянуть» главных героев на свою сторону (образуется своеобразный секстет трёх пар – Азера и Байджан, пары Смерти и пары Любви), и, в свою очередь, на протяжении всего балета, в зависимости от сценического действия, меняют партнёров в «узловых» драматургических моментах, утверждая попеременно победу то сквозных, то контрсквозных сил.

В целом, хореография, решённая в едином «ключе» с музыкой балета, представляет собой органичное сочетание классического танца с современной хореолексикой. Особо отметим многочисленные всевозможные акробатические поддержки в стилистике несравненной Пины Бауш (отдельное «браво» всем исполнителям мужских партий); характерные угловатые движения, характеризующие демонический мир кыпчаков в стилистике культового современного хореографа Джона Ноймайера; «принцип домино» (одно движение задаёт ритм другому, наподобие цепной реакции) в стилистике главного концептуалиста современного французского танца Рашида Урамдана; кордебалетные пластические «волны» в стилистике хореотекста Димитриса Папаиоанну и т.д.

Всё развитие драматической линии балета «Любовь и Смерть», хотя и велось последовательно, но, по ходу сценического развития, отклонялось в сторону, разветвляясь на сцены-картины и побочные линии. Среди них отметим древний национальный хороводный танец «Яллы»; жанрово-бытовую сцену-картину «Танец девушек с клубками», раскрывающую мирную жизнь огузов; сцену «Дворец Гара-Мелика», обрисовавшую момент временного торжества предводителя кыпчаков и традиционно-эффектный танец наложниц.

То, что Большой театр Беларуси имеет одну из самых сильных балетных трупп европейского масштаба, – факт неоспоримый (отметим труд, и не лёгкий, художественного руководителя Юрия Трояна). Достаточно сказать, что во время трёх вечеров (общественного просмотра и двух премьерных дней), в каждом из спектаклей состав исполнителей главных партий был новым и, право не хотелось бы выделять кого-то особым образом – все, несомненно, были хороши. Отметим Егора Азаркевича, Юрия Ковалёва, Игоря Оношко в партии Азера; Викторию Тренкину, Ирину Еромкину, Анну Фокину в партии Байджан; Наталью Рябцеву и Константина Белохвостика (Любовь); балетные пары - Надежду Филиппову и Игоря Мацкевича, Александру Чижик и Дмитрия Шемета (Смерть), а также Антона Кравченко в партии предводителя огузов.

Автору этих строк всегда по душе харАктерные партии, тем более образ главного злодея балета – Гара Мелика - даёт столь широкие возможности с точки зрения актёрского исполнения. И белорусские исполнители представили два совершенно разных воплощения Гара Мелика. Был юркий, самовлюблённый, по-восточному коварный и в то же время гротескный образ кыпчакского хана в исполнении Константина Кузнецова; был жестокий воин с властными жестами («рука не мальчика, но мужа»), от которого прямо-таки веяло звериной волчьей силой, в исполнении Антона Кравченко.

В категориальной системе семиологии музыкально-сценическое произведение принято называть театральным текстом. И содержание этого текста не исчерпывается одним лишь содержанием идеи или сюжетом литературного первоисточника. Классический балетный спектакль – это синтез музыки, хореографии и сценографии.

Замечательный белорусский художник-постановщик Александр Костюченко подготовил для нынешней премьеры великолепные декорации – лаконичные и, в то же время, максимально отражающие идейную концепцию спектакля. Это и традиционный элемент средневековой азербайджанской архитектуры - геометрический орнамент витражного окна - шебеке, приоткрывающий завесу древнего предания. И огромное раскидистое древнее древо жизни – немой свидетель всех событий сценического действия, который в зависимости от сюжетной линии меняет свою подсветку: от насыщенного зелёного в сцене пробуждения к жизни и багрово-красного в сцене лагеря кыпчаков до белесовато-серебристого в предфинальной части, символизируюя уход героя в бессмертие (художник по свету Ирина Вторникова). И наконечники стрел, обрамляющие военный лагерь Гара-Мелика. Это и появление ярко-красочных, ступенчатых падуг (верхняя декорация сцены) в финальной составляющей, символизирующие разрастание цветка любви.

Очаровательное впечатление оставляют сценические костюмы, созданные Екатериной Булгаковой, – стильные и оригинальные в воплощении азербайджанского национального одеяния (с сохранением основных элементов и характера орнамента). Работа Е.Булгаковой тем более ценна, так как на протяжении всего балета происходит неоднократная смена сценических костюмов, как самими главными персонажами, так и кордебалетом.

Буквально поразил своим согласованным и аутентичным звучанием замечательный оркестр Большого театра Беларуси, великолепно прочитавший ритмически трудную и интонационно своеобразную музыкальную партитуру балета: (выразительная оркестровка П.Бюльбюль оглы, думается, одна из лучших в мире: сказывается преемственность традиций композиторской школы Дм.Шостаковича – К.Караева, ярким преемником которой он является). И в этом, несомненно, заслуга кропотливой работы, проделанной самими оркестрантами под руководством двух молодых и, бесспорно, талантливых маэстро – азербайджанского дирижёра Эйюба Кулиева и его белорусского коллеги Андрея Иванова.

Отдельной строкой хотелось бы отметить замечательную работу всего творческого коллектива Большого театра Беларуси, задействованного в постановке спектакля: работу ассистентов хореографа – Юлии Дятко, Игоря Артамонова и Константина Кузнецова; труд всей балетной труппы театра, которая за сравнительно короткий промежуток времени смогла освоить столько нелёгкий хореографический текст.

В целом, вся постановка оставила чрезвычайно яркое впечатление. Восторженная реакция публики после спектакля, стоя аплодировавшей и долго не отпускавшей всех участников балетной постановки, море цветов и поздравлений всех создателей и участников постановки сполна заслуженны. И в этом смысле новая постановка азербайджанского балета «Любовь и Смерть» на сцене Большого театра Беларуси стала великолепным подарком для всех белорусских почитателей творчества Полада Бюльбюль оглы.

٭ ٭ ٭

Овладеть вниманием и интересом зрителя, «зацепить» его эмоции можно лишь обратив его к собственным чувствам и переживаниям, раскрывая темы, волнующие его и созвучные ему во все времена. И сама постановка эпоса «Книга моего Деда Коркуда» на сцене замечательного Большого театра Беларуси, позволит белорусскому зрителю соприкоснуться с духовным наследием азербайджанского народа, лучше узнать о его корнях и традициях. И после премьеры приходит осознание, что один удачный обмен культурными ценностями помогает укреплению дружбы и взаимопонимания между народами более, чем сотня декларативных документов. И то, что день премьеры удивительным образом совпал с 23-летней годовщиной установления дипломатических отношений между Республикой Беларусь и Азербайджанской Республикой, - яркое тому подтверждение.

 


 Улькяр АлиеваУлькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.

С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).

Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и России (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия),
"Балет" (Россия).

Автор 4 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 600 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.

Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.

Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и
Американского общества музыковедов.

 

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"
Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

Балет "Любовь и смерть"

 

0
0
0
s2sdefault

Partners