.

NEWS ARCHIVE

Голос “Волшебной флейты”

Спустя четыре года немецко-австрийская команда во главе с режиссером Хансом-Йоахимом Фраем снова высадилась в Большом театре Беларуси, чтобы создать на нашей сцене очередной необычный проект. Если в 2013-м Фрай пришвартовал в Минске “Летучий голландец”, оперу Рихарда Вагнера, то теперь он решил замахнуться на Вольфганга Амадея Моцарта. Уже 30 марта на нашей сцене премьера – “Волшебная флейта”. Накануне, по традиции, в театре прошла пресс-конференция.

Ханс-Йоахим Фрай, режиссер-постановщик: “Я вырос на этой музыке Моцарта. Впервые я увидел “Волшебную флейту”, когда мне было 6 лет. В 15 я пел ее в хоре в школьном спектакле. За те годы, что работаю в самых разных театрах, а работаю я с 20-ти лет, лицезрел более 300 самых разных постановок этого шедевра. И вот настал час, когда мне пришлось самому воплотить оперу Моцарта на сцене. Белорусской. И я хотел бы сказать огромное спасибо Большому театру, который навсегда в моем сердце!

«Волшебная флейта» – прекраснейшая опера. И мне кажется, она лишь выиграет от того, что в Минске над ее постановкой работает наша австрийско-немецкая команда. Хартмут Шёргхофер, художник-постановщик, родился в Зальцбурге и привез в Беларусь частичку родины Моцарта. Манфред Майрхофер, дирижер-постановщик, приехал из Линца, у него свой, особенный подход к этой музыке, потому что она у него в генах. (Улыбается.)

Думаю, на спектакль будет интересно прийти зрителям всех возрастов – от 6 лет до 98-ми. Потому что каждый найдет что-то свое. Язык сказки поймет ребенок, язык символов я включил в эту историю для интеллектуалов. Свет и тьма, мир Зарастро и Царицы ночи, силы солнца и луны – для меня очень важна диалектика в спектакле. Отсюда – и два языка. Да и сама волшебная флейта с одной стороны – музыкальный инструмент, с другой – оружие… Самое главное: мы старались, чтобы постановка не была скучной. Удалось ли нам? Узнаем на премьере…»

Манфред Майрхофер, дирижер-постановщик: «В опере мы сохранили каждый звук Моцарта. Да, мы сделали купюры, но исключительно в диалогах. В противном случае опера длилась бы более 4-х часов. «Волшебной флейтой» я дирижировал более 30-ти раз. И у меня есть свое представление, как должно звучать это произведение. Но нельзя не принимать во внимание и голоса артистов. Например, у Андрея Валентия, играющего Зарастро, – прекрасный, объемный голос, и необходимо время, чтобы зритель насладился его звучанием. Когда он поет, мне кажется, я отдыхаю и наслаждаюсь этой красотой.

Для меня в этой опере важны партии альтов или гобоев, которые, например, другому дирижеру покажутся второстепенными. Но я очень хочу их подчеркнуть, потому что у Моцарта важен каждый звук, голос каждого инструмента…»

0
0
0
s2sdefault

Partners