.

Архив новостей

Балетное лето в Большом. День второй

 

    ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЕР

мариинский театр

 

ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА

 

 

 

Старая сказка на новый лад


Улькяр Алиева



В современном мире балетного модернизма и разнообразных, порой довольно спорных ориентирах музыкально-театрального искусства стиль Раду Поклитару стал узнаваемым благодаря своеобразному подходу как к новым, так и к хрестоматийным балетным постановкам. Этот хореограф – с особой «оптикой» к сюжетной составляющей, хореографической и сценографической партитурам. Он пытается разговаривать со зрителями на своём, довольно оригинальном языке о становлении личности, переживаниях героев, о первой любви (со всеми вытекающими последствиями), о борьбе с обстоятельствами, о хрупкости и абсурдности жизни. Даже недосягаемые классические балетные вершины в его интерпретации подвергаются безжалостной экзекуции, свидетельство этому – своеобразное хореографическое «прочтение» знаменитого балетного триптиха П.И. Чайковского.

Для международного фестиваля «Балетное лето в Большом» украинский театр современной хореографии «КИЕВ МОДЕРН-БАЛЕТ» под руководством Р. Поклитару представил своё видение балета «Спящая красавица»
П.И. Чайковского, в котором знакомая сказочная сюжетная канва (как структура спектакля и хореотекст) претерпевает кардинальные преображения.

Как настаивает сам балетмейстер, в качестве сюжетной основы был взят архаичный вариант сказки XVI века Джамбаттиста Базиле из его двухтомника «Pentamerone». Правда, даже обращаясь к первоисточнику, образный строй сказки претерпел существенные изменения. Не вдаваясь в подробный сравнительный анализ сказки неаполитанского сказочника, отметим, что пробуждение принцессы происходит не через век, а спустя 800 лет со всеми вытекающими атрибутами в сценографии. Вызывают некоторые вопросы введение зверолюдей в качестве кордебалетной составляющей (или, как деликатно намекает программа, мифических существ: октопусов, козлотуров, крабораков, рыбосирен, фениксов) – страшненьких, однако весьма положительных персонажей, которые в начале спектакля дефилируют на сцене словно на модельном подиуме, а потом танцуют один из самых волшебных вальсов в творческом наследии композитора. К примеру, как кукла-ребёнок не пугается столь неэстетического вида существ со страшными масками, чешуёй, лохмотьями-бахромой (видимо, у детей королевских кровей железные нервы, пригодные для будущих государственных свершений). И исключительно практический вопрос: каково исполнителям танцевать в таких масках в плане обзора сцены и дыхания? Столь громоздкие маски на балетной сцене – приём не нов (если вспомнить американские современные постановки или шемякинского «Щелкунчика»), но это использование часто весьма сомнительно, хотя и вызывает определённый зрительский интерес.

Королевские особы мужского пола в спектакле представлены людьми, у которых полностью отсутствует тонкая душевная организация. Король Флорестан (Дмитрий Кондратюк) представлен эдаким Зигфридом, который колеблется между двумя архетипами женщины – стервозной феей Карабос (Анастасия Добровольская) и правильной, но скучной королевой Клеманс (Ксения Якушенко). Король предаётся любовным утехам с раскованной Карабос, но женится на положительной Клеманс (потом удивляясь, почему фея превращается в мстительную злую фурию). А далее и вовсе отбирает дитя у матери и приковывает кандалами за решётчатую спинку кровати свою дочь (разумеется, исключительно для «блага» малышки Авроры). И через 16 лет папа-король искренне недоумевает почему дочурка бунтует, используя подаренный им плащ в виде половой тряпки.

Принц Дезире (Артём Шошин) – далеко не радужно-положительный герой. Новоявленный принц, воспользовавшись, следуя судебной терминологии, «состоянием невменяемости жертвы моложе 18 лет (принцесса хотя и проспала 800 лет, но так и осталась несовершеннолетней), применил по отношению к ней действия развратного характера» (или, по деликатному определению Дж. Базиля, на которого ссылается хореограф, «собрал цветы любви»). И как следствие столь пылкого «букета цветов» любвеобильного принца-флориста и по совместительству теннисиста – очередная беременность героини на сцене.

В общей сложности создаётся впечатление, что беременность героинь и родовые схватки (довольно наглядные), а также куклы-марионетки, изображающие принцессу Аврору и её сына в период раннего детства, – idea fix балетмейстера для выражения «настоящей всепобеждающей любви» (судя по авторской аннотации балета), а точнее, любовно-семейных отношений двух поколений. В этом смысле нельзя не отметить великолепную работу всей балетной труппы театра, которая профессионально выступила не только в качестве балетных исполнителей, но и артистов кукольного театра. В заключительной части спектакля, когда кукла-сын Авроры и Дезире, делая свои первые шаги, изображает балетные па (арабески и гранд жете), а затем аплодирует себе, словно требуя поддержки и оваций зрительного зала, – создаётся впечатление, что маленький принц явно в будущем нацелен на балетную сцену.

Хореотекст спектакля довольно эклектичен: контемп, классика, гротеск, спортивно-советская хореография, акробатика. Одна из сильных сторон спектакля – наделение каждого героя индивидуальным пластическим решением: например, принцесса Аврора с её судорожными компульсивными движениями, или её женихи-кавалеры (нарциссического склада Красавчик (Артём Шошин), постоянно любующийся собой перед зеркалом и обладающий одним фетишем – облизать руку красавицы принцессы; прыгающий как упругий мячик Толстяк (Мишель Фондю); Старец (Андрей Чаплик) весьма ловко для своего возраста орудующий клюкой, которую в конце концов принцесса выбивает из рук ухажёра и не церемонясь перешагивает через него).

Образ принца Дезире, обладающего видом английского денди, в основном строился на акробатических поддержках его свиты, дабы подчеркнуть высокий королевский статус: принц то пользовался своей свитой как спортивным конём, то на вытянутых руках мужского кордебалета застывал в позе Ленина, призывающего в светлое будущее. Прыжки феи Карабос со скалкой после расставания короля с королевой, к которому она непосредственно «приложила» свою руку, характеризуют игривую натуру главной злодейки спектакля («сделала гадость – на сердце радость»). Именно на этой скалке Карабос «допрыгивается» до второго акта – в современное время, повелевая уже не звериным царством, а женским кордебалетом –чирлидингом (группой поддержки). Партии злодеев всегда интересны с точки зрения актёрского исполнения, а здесь такое раздолье – то современный вариант феи Карабос напьётся как сапожник, то подшофе повиснет на своём принце, то начнёт довольно откровенно флиртовать с его свитой (неудивительно, что впоследствии Дезире увлекается красавицей, которая лишь спит беспробудным сном и молчит).

Важную смысловую характеристику несут отдельные атрибуты сценографии. Аскетичная железная кровать используется в качестве люльки, ложи спящей красавицы и больничной койки, к которой приковывают Карабос. Роза становится не только свадебным цветком молодожёнов, но роком для Авроры (укол шипа погружает её в сон). Да и подарки, преподносимые зверолюдьми маленькой Авроре, поистине царские: гигантская жемчужина, яйцо Фаберже, швейцарский сыр (своеобразный визуальный реверанс в сторону соорганизаторов постановки). Особо запомнился акробатический этюд земноводных, жаль только, что гигантские маски несколько нивелировали чёткость восприятия движений и оригинальных поддержек квартета исполнителей.

Также отметим, что Р. Поклитару в своей концепции балетного спектакля использует кинематографические приёмы, в частности, приём монтажности, когда на световом «экране» возникает предсказание будущего Авроры, или сцена измены короля с Карабос. То ли для усиления визуализации, то ли для очередного шокирования публики балетмейстер привносит в спектакль вполне конкретные аудиоэффекты – волчьи завывания в момент адюльтера, крики зверей во время презентации зверолюдей, звон разбитого теннисным мячом стекла и демонический смех Карабос, задумавшей план мести под эффектную сценографию грозы.

Спектакль оставляет довольно терпкий привкус – странный мир невысказанных слов и поступков. Р. Поклитару с присущими ему чувством юмора и психологической изощрённостью вновь удалось поцарапать лакированную поверхность как знакомого сказочного сюжета, так и хрестоматийного балетного спектакля Чайковского. Он играет по своим правилам и делает то, что по-настоящему хочет. А зрителю остаётся лишь наблюдать и принимать или не принимать его фантазии, исходя из своего мироощущения и мировосприятия.

Судя по незавершённой, «открытой форме» финальной составляющей спектакля (фея Карабос с цепью на шее сбегает из «палаты № 6» – и её дьявольский смех раздаётся на фоне радостного праздника Авроры и Дезире с бокалами шампанского), существует альтернативный аспект в завершении сказки: зло не исчезло из жизни героев, оно продолжает своё шествие. Так и видятся титры – to be continued (продолжение следует). И автор этих строк не удивится, если балетмейстер когда-нибудь вновь обратится к этой балетной сказке о Спящей красавице, используя оставшийся без применения музыкальный материал балета Чайковского. Что ж, как завершает свою сказку Дж. Базиле: «Некоторым всегда везёт – даже когда они спят».

 

 

 

Улькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.


С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).
Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и России (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия), "Балет" (Россия).
Автор 5 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 1000 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.
Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.
Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и Американского общества музыковедов. Член Союза журналистов Азербайджана. В 2016 году награждена высшей премией Союза журналистов Азербайджана – премией имени Гасан бека Зардаби.

0
0
0
s2sdefault

ПАРТНЕРЫ