.

Архив новостей

Балетное лето в Большом. День четвертый

 

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЕР

мариинский театр

 

ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА

 

 

 

 

 

Легендарная белорусская княгиня на балетной сцене

 

У каждого народа есть знаковые имена, произносимые с некоторым священным трепетом, потому что они являются цветом и гордостью родной земли, наилучшими выразителями своей нации. Имена, подобные корням могучего единого древа, на которых зиждется память поколений. Для белорусского народа  константой в его исторической памяти навсегда останется имя Анастасии Слуцкой. Женщины, матери и истинной правительницы, на хрупкие плечи которой легла ответственность за судьбу родной земли. По сути, образ Анастаcии Слуцкой – красивой, сильной духом, стойкой – для белорусского народа стал символом патриотизма и отваги. Не случайно Юрий Троян после постановки  исторической драмы – балетного спектакля «Витовт» – вновь обратился к героическому прошлому страны, и поставил во главе образной концепции балетного спектакля этот женский, но не менее знаковый для Беларуси, исторический персонаж. В качестве соавторов спектакля были приглашены замечательный композитор Вячеслав Кузнецов и известный драматург, сценарист Анатолий Делендик (создатель киносценария о княгине Слуцкой).

 

В основе балетного спектакля три конфликта: внешний (борьба с крымско-татарскими захватчиками), внутренний (любовный многоугольник) и внутриличностный (трансформация и становление героини по ходу развития сценического действия).

 

Первый конфликт прослеживается в явной дифференциации двух миров – «мирная жизнь Слуцкого княжества» (включая сцену придворного празднества в честь помолвки Анастасии и Семёна, жанрово-бытовую сцену народного празднества «Колядки») и «нашествия татар», который словно «разрезает» жизнь героини на «до» и «после».

 

Внутренний конфликт представлен сразу двумя любовными треугольниками. Если раскрыть образно-идейную концепцию первого любовного треугольника (Глинский – Анастасия – Семён), то более пристальное внимание создателей балета обращено на сюжетную линию Михаил Глинский и Анастасия. Завязка любовной драмы – первый любовный дуэт, как песня хрупкий, трогательный, и кажется, что в сильных поддержках на вытянутых руках любимого можно «дотянуться до небес», до звёзд. Тем больнее воспринимается уход Глинского. И финальная развязка данной любовной линии в заключительной части спектакля: нежное прощание и уход уже Анастасии – пассы руками героини в воздухе, словно не решаясь в последний раз обнять Глинского («А счастье было так возможно…»), ставит окончательную точку этих взаимоотношений. Анастасия выбирает свой путь, отмеченный обязательством перед своим народом и материнским долгом.

 

В плане хореографии, в линии Глинский – Анастасия «цепляет» бисерные «pas de bourree» титульной героини (обходящие вокруг Глинского) начиная с Пролога и далее при каждой встречи – словно трепет первой любви сохранился в душе княгини.

 

Индивидуальное хореографическое решение получает и линия Семён – Анастасия. Во втором любовном Адажио (появление призрака Семёна в момент отчаяния героини) проскальзывают элементы хореопластики первого дуэта, что можно трактовать как воспоминания Анастасии о погибшем супруге, её попытку, пусть и фантомно, вернуть счастливые моменты своей прошлой жизни, почувствовать опору и защиту в столь непростой период, когда решается судьба её княжества.

 

Интересно представлен второй треугольник: Заира (дочь хана Ахмата) – Глинский – Анастасия. Особо выделяется эпизод праздника во дворце Ивана Мстиславского (Дмитрий Шемет). Заира ластится к Глинскому, повисает на его руке и далее Ахмат дважды пресекает попытки дочери приблизиться к нему (мол, помни, ты – ханская дочь, имей гордость). В целом, сюжетно-драматические перипетии любовного многоугольника спектакля можно охарактеризовать ёмким шекспировским определением: «Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит, кидается на шею».

 

И третий конфликт – внутриличностный – красной нитью проходит через весь балет: от мягкой пластики до резких, графически чётких, словно рубящих, движений. Даже сценическое облачение героини претерпевает преображение: нежный белый подснежник в прологе превращается в стальной, когда она в одеянии цвета холодного клинка в одиночестве восседает на троне  (очередная великолепная работа художника по костюмам Екатерины Булгаковой).

 

Отдельное «браво!» всем исполнителям этого непростого балетного многоугольника. Ирина Еромкина в титульной партии – словно тонкая звенящая струна, с мягким звучанием в лирических моментах и «натянутая» до предела в драматических. За такой мощной фактурой и надёжных силовых поддержках  князя Слуцкого – Антона Кравченко – любая женщина может чувствовать себя как за каменной стеной. Отметим Юрия Ковалёва весьма правдоподобно передавшего терзания и метания своего героя – Михаила Глинского, роскошного Такатоши Мачияму в партии свирепого, но чертовски обаятельного злодея хана Ахмада и обворожительно-пластичную Александру Чижик в партии Заиры (отвергнуть такую соблазнительную красавицу, скульптурно застывающую в фиксированных «точках» итальянского фуэте –  просто грех).

 

Среди отдельных пластический решений весьма эффектно смотрится музыкально-хореографическая композиция похоронного шествия князя Слуцкого: под монотонные звуки колокольного набата руки женского кордебалета двигаются из стороны в сторону, словно имитируют движения-удары колокольного «языка». Отметим использование хрестоматийных, но весьма оправданных приёмов: «живые троны» Анастасии, Семёна, Заиры и Ахмата на вытянутых руках мужского кордебалета, провозглашающих власть; похоронная процессия Семёна на перекрещённых копьях («С щитом, либо на щите»); рыцари – словно стена – в стальных доспехах, которые после тараном идут на врага; движения на полусогнутых ногах и grand pas de chat в характеристике татарского войска.

 

Следует отметить, что вся постановка балета основывается на двух типах драматургии: «сквозной» (непрерывное чередование одной сцены, эпизода с другим) и «монтажной» (заострение внимания на отдельных ярких моментах, словно изъятых из потока сценического действия). В этом отношении нельзя не отметить сцены встреч Анастасии с Глинским, когда работает кинодраматургический приём «стоп-кадр» и луч света выхватывает лишь двух героев, оставляя остальных участников действия в тени.

 

Художник-постановщик спектакля Александр Костюченко создал яркие  декорации, выразительно «комментирующие» всё разворачивающееся сценическое действие: уютные деревянные дома, раскинутые на холмах (в сцене «Колядки»), и дымящееся пепелище (сцена после татарского нашествия). Солнечно-янтарные колонны дворца во время праздника и фрески с ликами святых – такие простые, архаичные, но обладающие сильным эмоциональным воздействием (именно вера становится духовным скрепом героини, наряду с детьми и памятью о погибшем супруге, в момент отчаяния). Акцент делается и на детали: диск над сценой, по ходу сценического действия, превращается то в серебристую луну, покровительствующую влюблённым, то в сияющее золотое солнце, то в кровавую луну, повешенную на корпусе кривой сабли. Впечатление от декораций усиливается благодаря сценическим спецэффектам – дыму, а также своеобразной «игре» света, которая обволакивает всё действие и вносит определённый смысловой подтекст.

 

При всей стройной концептуальной структуре балетного спектакля, всё же возникает ряд вопросов. К примеру, как Заира при всём честном народе умудряется заколоть Семёна (даже пусть и со спины) и не получить никакого наказания. А затем, после убийства князя и унижения его жены – Анастасии (её ловят просто как зверя, опутывая сетью и предлагают в качестве дара своему союзнику Глинскому), приходит к княгине и предлагает сотрудничество. В качестве извинения Заира предлагает Анастасии лишь четыре скромных ларца с сокровищами (лучше бы там фигурировала в качестве пленницы сама Заира – ценнее был бы подарок). И как может одна хрупкая женщина справится с опытным воином – ханом Ахматом, если он только не тяжело ранен (но сей факт приходится домысливать зрителю уже по ходу спектакля).

 

Музыка балета моментами экспрессивная, мощная, а моментами удивительно ласковая, трепетная. И оркестр под руководством Андрея Галанова раскрывал всю палитру кузнецовской партитуры, показывая и кристальную чистоту диатоники, характеризующий светлый мир Анастасии, и пентатонные «колючие» подпевки медных, обрисовывающие силы зла, с самого вступления предвещающих драматические коллизии сюжетной канвы балетного спектакля.

 

В целом постановка нового белорусского балета производит довольно красочное впечатление. Эффектно решена финальная сцена-апофеоз, где Анастасия Слуцкая словно передаёт завет своим потомкам. На фоне «колосящихся рук» («Над пропастью во ржи») титульная героиня этого балетного эпоса как бы возносится ввысь, обращаясь к своим детям и всему белорусскому народу. Словно «перекличка эпох» – Временной поток всегда устремляется вперёд. И Время истории, а с ним и образ Женщины, отстоявшей свою свободу и право на свободу своего народа, преобразуется в Вечный символ для последующих поколений.

 

 

 

 

 

 

 

 

Улькяр Алиева – театральный и музыкальный критик, доктор искусствоведения, профессор Азербайджанской Национальной Консерватории.


С отличием окончила специальную музыкальную школу им.Бюль-Бюля и Бакинскую Музыкальную Академию (научный руководитель – известный азербайджанский советский музыковед, профессор Эльмира Абасова).
Активно сотрудничает со СМИ Азербайджана и России (интернет-порталами Day.az, Vesti.az, Ann.az, Teatralspb.ru, Belcanto.ru), газетами ("Зеркало", "Каспий", "Эхо", "Известия Азербайджана"), журналами "Культура" (Азербайджан-Россия), "Балет" (Россия).
Автор 5 книг (последняя монография издана в Германии и была включена в международный каталог "Изобретение в музыке"), 2 брошюр, 55 научных и свыше 1000 публицистических статей, в которых затрагиваются актуальные проблемы современного музыкознания.
Постоянный представитель Азербайджана на международных конференциях и в медиафорумах.
Действительный член Международного общества музыковедов (Швейцария) и Американского общества музыковедов. Член Союза журналистов Азербайджана. В 2016 году награждена высшей премией Союза журналистов Азербайджана – премией имени Гасан бека Зардаби.

0
0
0
s2sdefault

ПАРТНЕРЫ